Перед тобой необычная сказочная повесть: у неё двадцать авторов! Эта книга является результатом речевого проекта, в котором принимали участие ученики шестых и седьмых классов школы «Платоникс». Начиная работу, мы не знали, что у нас получится история о смелости, самоотверженности, удивительных приключениях и настоящей дружбе. Но вышло именно так, а это значит, что повесть может сделать каждого из наших читателей чуточку лучше, и это для нас большая радость!
ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ
Отправной точкой проекта стала «Баллада о Драконе» замечательного поэта и методиста Василия Валентиновича Агафонова. С неё и начинается наша история. Василий Валентинович, простите нас: в балладе говорилось о восемнадцати героях, которые должны вызволить Дракона из заточения, а у нас их стало двадцать – по числу участников проекта.
Дорогой читатель, совсем скоро ты узнаешь, кто эти герои, зачем они освобождают Дракона и какие испытания им пришлось преодолеть на пути к своей цели. Мы очень надеемся, что тебе будет интересно и ты полюбишь наших героев. Мы полюбили.
СОДЕРЖАНИЕ
ПРОЛОГ

Баллада о волшебном драконе
МИРЫ И ГЕРОИ
ЧАСТЬ I
ЧАСТЬ II
ПЕРЕКРЁСТОК МИРОВ
ЧАСТЬ III
ПО ДОРОГЕ ВДОЛЬ РЕКИ
ПО ДОРОГЕ, УСЫПАННОЙ РАЗНОЦВЕТНЫМИ КАМНЯМИ
ЧАСТЬ IV
ЧАСТЬ V
ПО ТРОПИНКЕ, ТЕРЯЮЩЕЙСЯ В ОВРАГЕ

ЧАСТЬ VI
ВОЛШЕБНЫЕ ЦЕПИ
ЭПИЛОГ
В старом замке, что скалами был окружён,
Был цепями прикован волшебный дракон.
Цепь из лунного света была там одна,
Древним мастером скована крепко она.
Цепь вторая – из пепла сгоревшей звезды,
Были звенья её, словно камень, тверды.
Третья цепь из тумана, но крепче, чем сталь,
И навеки сковала дракону уста.
И не мог говорить он, не мог колдовать –
Лишь на звёзды смотреть и свой мир вспоминать:
Целых двадцать миров были связаны в нём,
Словно ветви на дереве древнем лесном.
Раз в столетие прежде волшебный дракон
Мчал сквозь ветви миров, навещая свой трон,
И тогда в тех мирах расцветали цветы,
Ослепляя сияньем своей красоты.
Околдованный сильным и злым колдуном,
В плен захвачен врагами он в мире родном.
Но не слышит никто его горестный стон
В замке древнем, в котором прикован дракон.
И теперь стали солнце и звёзды тускнеть,
Стали пеплом леса, стало небо темнеть.
Коль не выпустит больше дракона тюрьма,
То придёт в его мир бесконечная тьма.
Только пылкая юность, отвага и честь
Помогли бы дракону свободу обресть.
Пусть стучать, как одно, будут двадцать сердец,
И дракону на помощь придут наконец.
Все герои пусть встретятся в месте одном
И пойдут они вместе сквозь мрак напролом.
И разрушится замок, и рухнет во прах,
И рассыпятся цепи в могучих руках.
ПРОЛОГ
Баллада о волшебном драконе
ЧАСТЬ I
МИРЫ И ГЕРОИ
Лань Цин
Эри
Вальгард
Йоль
Хевин
Тик
София
Джихё
Уран
Ливенгард
Эмили
Кед
Сильвио
Хила
Алиса
Влад
Ойла
Чонг
Афродита
Старик
В Союзе Пяти озёр, который был разделён на пять Школ, в поместье «Времён года» жил Лань Цин – ученик великого мастера Чжоу Дзышу. Он был очень смелым, сильным, умным, красивым и, благодаря своему Мастеру, знал очень много боевых техник. А недавно по книге «Инь-Ян» Лань Цин освоил в совершенстве и новую технику – самую сильную из всех, что когда-либо существовали – «Технику шести совершенств». Когда Лань Цин продемонстрировал её мастеру, тот был восхищён и с достоинством признал, что ученик превзошёл своего учителя. Но Лань Цин решил не останавливаться и на этом. Он пошёл в библиотеку, чтобы найти ещё что-нибудь стоящее для изучения, и стал перебирать книги на полках, узнавая каждую из них, как старого друга и учителя. Вдруг он наткнулся на незнакомую тоненькую книжку, которая заинтересовала его. Открыв её, Лань Цин застыл в изумлении, ведь прочёл на первой странице слова, адресованные именно ему. В обращении говорилось, что он доказал свою способность беспрестанно совершенствоваться, и поэтому избран для особой миссии: ему нужно отправиться на Перекрёсток Миров, встретиться там с другими избранными и вместе с ними спасти находящегося в заточении Дракона – хранителя Великого Мирового Древа, ветви которого без Дракона зачахнут и погибнут. Неожиданно рядом оказался Чжоу Дзышу и торжественно произнёс: «Ступай, ученик мой. Наш мир долго ждал такого, как ты. Я очень тобой горжусь». Затем мастер велел ученику закрыть книгу и сжать её ладонями – книжный шкаф бесшумно отодвинулся, открыв потайной тоннель. Лань Цин попрощался с учителем и отправился в путь. Погружённый в свои мысли, он вскоре дошёл до конца тоннеля и оказался в лесу. На пути через лес ему встречались диковинные звери и птицы, которым он удивлялся и радовался, и разные препятствия, которые он с лёгкостью преодолевал. Дойдя до берега реки, Лань Цин нашёл лодку, запрыгнул в неё, и течение понесло судёнышко прямо к Перекрёстку Миров. Лань Цин вышел на пустынный берег и увидел поляну с огромным камнем, от которого в разные стороны расходились три дороги. Приготовив всё для ночлега, Лань Цин потренировался в применении разных практик, помедитировал и лёг спать в надежде наутро увидеть остальных избранных.

Грохот. Она вывалилась из школьного шкафчика вместе с накопившимся хламом и мусором, потёрла ушибленную щёку – теперь будет синяк – встала, отряхнулась, сгребла всё в кучу и кинула обратно. На глаза наворачивались слёзы: эта злобная свора снова её обижает. А она-то думала, что такое случается только в средней школе, но никак не в младшей! С первого дня школьной жизни Эри недолюбливали одноклассники, а во втором классе над ней начали по-настоящему издеваться. Несмотря на это, Эри всегда оставалась приветливым, милым и добрым ребёнком.

Но вернёмся в настоящее. Спасаясь от злобной шайки, девочка незаметно выскользнула из школы и поспешила в свою любимую чайную, которая давно стала для неё вторым домом: уютная обстановка, приветливые люди (особенно Большой Оливер, который относился к Эри как к собственному ребёнку) и её любимый чай. Эри вбежала в чайную, быстро запрыгнула на высокий стул у стойки и, наконец почувствовав себя в безопасности, весело заболтала ножками. Но, видно, сегодня удача была не на её стороне: к стойке подошёл не Оливер, а какая-то сердитая женщина. Она велела Эри сейчас же выйти на улицу, потому что, по её словам, детям без сопровождения взрослых да ещё и в учебное время здесь было совершенно нечего делать. Раздосадованная девочка уже собиралась уходить, когда вдруг почувствовала, как ей на плечо кто-то положил руку. Незнакомец неодобрительно посмотрел на женщину и заказал для Эри чай. Когда чай принесли, он улыбнулся, встал из-за стола и пошёл к выходу, тихо сказав на прощание: «Не доверяй никому. Прячься в библиотеке». Когда девочка подняла глаза, чтобы спросить, что он имеет в виду, рядом никого уже не было. Вернувшись домой, Эри почувствовала, как сильно устала сегодня; она сразу легла спать, даже не вспомнив о странной встрече.

Новый день – новые издевательства. Занятия еще не успели начаться, а она уже убегает от своих вечных преследователей. А всё только потому, что взяла вторую булочку в столовой! Сейчас Эри стремглав бежит по коридору и видит перед собой двери трёх кабинетов: истории, химии, библиотеки. Вспомнив слова незнакомца, девочка рванула в библиотеку. Она бежала вдоль стеллажей с книгами, которые казались бесконечными, пока не поняла, что можно остановиться. Здесь её никто не увидит, никто не найдет. Эри и подумать не могла, что совет незнакомца поможет ей. Он её спаситель! Девочка без сил опустилась на пол, задев стеллаж. Он слегка качнулся, и с верхней полки прямо на голову Эри полетела книга. Надпись на обложке гласила: «Чёрный лес». Падая, книга раскрылась и, едва коснувшись пушистых волос девочки, поглотила её.

Эри очнулась в лесу. Чёрные, то ли обгоревшие, то ли полусгнившие деревья были окутаны туманом. Ни птиц, ни животных – в лесу царила полная тишина. Эри встала, отряхнулась и крикнула:

– Эй, есть кто живой?

Девочка не понимала, как попала сюда. В нерешительности она сделала несколько шагов и вдруг ощутила, что какая-то неведомая сила толкает её вперёд. Повинуясь новому чувству, она пошла и вскоре заметила вдалеке между деревьями блеск. Подойдя ближе, Эри увидела две насыпи сверкающих камней: одна – из хрусталя и чёрного оникса, другая – из разноцветных кристаллов. Разумеется, девочка сразу побежала к разноцветным камням, но тут заметила ярко-синее поблескивание в хрустальной насыпи и бросилась к нему. Вот это да! Какой он красивый! Эри аккуратно вытащила синий хрусталик и не раздумывая сунула его в карман. Такая находка исправит настроение любой девочки! Эри заметно повеселела и побежала дальше, но, не пробежав и нескольких метров, поскользнулась, упала и с визгом кубарем покатилась вниз по склону. С ужасом Эри видела, что летит прямо на огромный пень. Она изо всех сил зажмурила глаза и … уткнулась во что-то мягкое. Не веря в случившееся, напуганная, чумазая и вывалявшаяся в лесной грязи, она медленно открыла глаза. На фоне пасмурного неба среди голых, чёрных, как от лесного пожара, деревьев и унылых пней Эри увидела высокую, тонкую и совершенно белую фигуру. Это был юноша, который смотрел будто сквозь неё и явно не вписывался в общую мрачную картину.

– Ммммм…. Здрасьте, – попеременно потирая ушибленные места, пытаясь отряхнуться и вытащить из волос сухие травинки, несчастным голосом проговорила Эри.

Юноша молчал и не шевелился, как будто был глубоко погружён в свои мысли.
Эри с трудом встала и снова обратилась к нему.

– П-простите, а вы не знаете, как отсюда … уйти?

– Я и сам не знаю, – ещё немного помолчав, вдруг тихо ответил юноша и наконец устремил на Эри удивленный взгляд: он не привык, чтобы к нему так запросто обращались, не содрогаясь при этом от презрения и отвращения.

В это время девочка смогла хорошенько рассмотреть его: белые волосы заплетены в косу, глаза также были полностью белыми, будто незрячими, на тонких пальцах длинных рук не человеческие ногти, а длинные загнутые, как у птиц, когти. На шее юноши висела совершенно белая змея. Казалось, что его с ног до головы засыпало снегом.

– А как вы сюда попали? И, да, забыла представиться: меня зовут Эри, Эри Лазурт, – девочка дружелюбно протянула маленькую грязную ладошку. – А вас?

– Йоль, приятно познакомиться, – он аккуратно пожал её руку и впервые за долгое время слегка улыбнулся. – Я путешествую. В моей стране наступили не лучшие времена, и мне нужно разыскать Хранителя миров. А ты что здесь делаешь?

– Если честно, сама не знаю… Я была в школе, в библиотеке. А потом – бац – и я уже здесь. Девочка развела руками. Ты правда не знаешь, как выбраться отсюда?

– Не знаю... Как раз собирался подняться и осмотреть местность, – задумчиво сказал её новый знакомый.

Эри не понимала, почему чувствует себя в совершенной безопасности рядом с этим странным юношей. Он внушал ей спокойствие и доверие, хотя казался отстранённым и замкнутым. И тут Йоль снова чуть улыбнулся, подхватил девочку, посадил ее к себе на спину и взлетел. От неожиданности Эри тоненько вскрикнула и зажмурилась, но потом крепко обняла его за плечи и открыла глаза: ей открылся чудесный вид, и было совсем не страшно, а очень даже весело смотреть с такой головокружительной высоты! Голые деревья остались позади, и теперь внизу проносились светлые луга, веселые рощицы и холмы, покрытые густой травой. У подножия холмов серебрились ниточки ручьёв, вдоль которых пестрели яркие точки полевых цветов.

Присмотревшись, Йоль различил вдали небольшую поляну на берегу реки и, недолго думая, направился туда. Вскоре они начали снижаться и опустились на землю. На поляне они оказались не одни…
Мир, о котором сейчас пойдёт речь, был назван Небесным царством или Страной, скрытой в облаках. Находился он на островах, которые парили высоко над землёй и, действительно, всегда были скрыты слоем густых белоснежных облаков. Зелёные травы, пёстрые цветы, высокие вековые деревья, чьи стволы не обхватить и десятерым, отвесные скалы, у подножия которых текли прозрачные реки и ручейки – всё это радовало глаз любого живого существа. В кронах деревьев проживал необычный народ, который называл себя небесным. Внешность небесных жителей напоминала человеческую, но, в отличие от нас, у них была мертвецки-бледная кожа, выразительные глаза меняли цвет по настроению, на руках и ногах были острые когти, чтобы хвататься за ветви и кору деревьев, а главное – большие лёгкие крылья, на которых они летали, словно птицы. Между собой они разговаривали на человеческом языке, но владели и редким межптичьим наречием. Обычно небесные жители строили свои дома на самых толстых ветвях близко к стволу, но некоторые проживали в пещерах гор. Находились и такие смельчаки, которые ночевали прямо на голой земле. Занимались они в основном собирательством, скотоводством и изредка охотой; питались разными травами, ягодами, кореньями, мясом овец и ланей, которых разводили.

Страной правили король и королева. Они во всём походили на простых жителей. Отличие заключалось лишь в том, что король и королева вели переговоры с другими странами, а ещё в том, что только на их крыльях перья могли меняться: то были твёрже любого сплава, то становились мягкими, как шёлк.

У правителей было два сына. Старший, Мигель, был красив, как Аполлон. Его любили все девушки царства. Наверное, они не знали про его недостатки: во-первых, он был очень глуп; во-вторых, он был так высокомерен, что не уважал ни родителей, ни остальных жителей, считая себя лучшим, а других лишь своими слугами. Но король и королева души в нём не чаяли. Второй сын, Йоль, был младше своего брата всего на пару минут. Он не был красив, как Мигель. Его неестественная худоба, тонкие паучьи пальцы и белые, словно пустые, глаза вызывали страх у всех, кто его видел, а длинные белёсые волосы и крылья были необычны для жителей страны. Из-за странной внешности его недолюбливали даже родители. Все относились к младшему из принцев с презрением. Единственным живым существом, которому была безразлична внешность Йоля, был его питомец Ши – белая змея, которая обычно висела у него на шее. Никто не знает, как она попала на острова, ведь это существо из Нижнего мира.

Раньше примерно раз в столетие по Небесному царству пролетал Дракон, но уже давным-давно он не появлялся здесь. Жителей это очень волновало, так как без него острова начали приходить в упадок: горы – осыпаться, реки – мутнеть, растения – засыхать, а скот – болеть и умирать. Созвав народный совет, небесные жители решили, что кто-нибудь должен спуститься в Нижний мир, чтобы узнать, что случилось. Старейшина совета предложил отправить лучшего из них – все сразу посмотрели на Мигеля; но тот в ответ вскочил и вскрикнул своим высоким резким голосом: «Нет, зачем жертвовать драгоценным мной, если для такой опасной и грязной работы есть Йоль!» Никто не смел перечить любимому принцу. Так и было решено выбрать младшего из братьев. Известие о том, что он отправляется в Нижний мир, разлетевшееся по островам за короткое время, скоро дошло и до самого Йоля. Юноша нисколько не удивился такому решению и принял свою судьбу. Получив от старейшин наставления и карту, он пошёл к краю своего парящего в небе острова и прыгнул в неизвестность.

Падать пришлось долго, ведь его страна находилась очень высоко и Йоль был довольно лёгким, что увеличивало время падения. Но вот он подлетел так близко к земле, что стали видны кроны деревьев. Раскрыв свои белые крылья, Йоль начал кругами спускаться на небольшой луг. Очутившись на земле, он достал карту и, примерно определив своё положение, снова взмыл в воздух. Йоль летел, пока не увидел заброшенный дом. Снова спустившись, он осторожно зашёл в жилище и осмотрелся: стены, скрипели от любого дуновения ветра, полуразвалившаяся мебель, покрытая мхом и лишайником, стояла в беспорядке. В помещении витал запах сырости. Это было в новинку для принца, ведь в его царстве не было заброшенных домов. Йолю в глаза бросился стол, на котором лежал листок с какими-то координатами. Немного поколебавшись, он взял записку и выбежал из дома. Уже находясь в воздухе, Йоль раздумывал о том, что странное послание было написано на совершенно чистой бумаге, а значит, его оставили сравнительно недавно. Долетев до указанного места, он удивился тому, как изменился пейзаж: густой зелёный лес сменило унылое пространство, покрытое уродливыми голыми стволами и пнями.

Ступив на землю, Йоль осмотрелся. «Почему на карте было указано это место? – думал он. – Кажется, вокруг нет ничего примечательного, никаких подсказок, куда двигаться дальше». Йоль так глубоко погрузился в размышления, что даже не заметил, что со склона, рядом с которым он стоял, на него кубарем катится маленькое существо. Очнулся он только тогда, когда всклокоченная смешная девочка лет девяти - десяти с визгом врезалась в его ноги. От удивления Йоль совершенно остолбенел. Откуда она могла тут взяться?! Может, именно ради этой встречи он оказался здесь? Он смотрел на девочку, пытаясь привести в порядок спутанные мысли. Детский голос вывел его из состояния глубокой задумчивости.

– Ммммм…. Здрасьте… Простите, а вы не знаете, как отсюда … уйти?

Йоль не смог сдержать улыбку. Привыкший к тишине и одиночеству, он не понимал, почему его совсем не тяготит присутствие этого непосредственного ребёнка.
Оказалось, что девочку зовут Эри и она сама не понимает, как и зачем оказалась здесь. «Она избрана, но не знает об этом. Эри так мала для долгого путешествия и испытаний, которые могут ждать её на пути к Дракону! Ей нужна моя защита. Для этого я здесь», – сложилось в голове Йоля. Почувствовав уверенность и определённость, он снова улыбнулся, подхватил девочку, усадил себе на спину и полетел вместе со своей маленькой спутницей искать Перекрёсток миров.

Эри оказалась смелым и веселым ребёнком. Доверчиво обхватив шею Йоля, она с восторгом рассматривала незнакомый край с большой высоты.

Вскоре Йоль различил вдали небольшую поляну на берегу реки и, недолго думая, направился туда. На поляне они оказались не одни. Словно наконец-то дождавшись их, к Эри и Йолю поспешил молодой мужчина в странной, черной с золотом, одежде. (Эри тут же спряталась за своего крылатого друга.) Мужчина сложил руки на груди, прикрыл глаза и слегка поклонился.

– Здравствуйте, избранные, – сказал он. – Меня зовут Лань Цин. Я рад видеть вас на Перекрестке миров!

В одном из миров было пятнадцать прекрасных горных лугов. Трава на них была такой густой и высокой, что в ней едва можно было увидеть местных жителей – мирных пастухов. Эти пастухи ростом сами были не выше овец, которые паслись на горных лугах. На восьмом из лугов рос огромный мудрый дуб. Он был окружён пятнадцатью клёнами. На одном из них сижу я и пишу эту историю.

Хорошо было в том мире! Пастухи поочерёдно пасли овец или дожидались на горных склонах Дракона, который раз в сто лет навещал свои владения, чтобы они процветали. Но Дракон уже давно не прилетал сюда, отчего в последнее время травы стали увядать, звёзды начали темнеть, солнце – тускнеть и всё в этом мире стало уменьшаться. Пастухи не знали, что Дракон был закован в цепи злым колдуном.

Однажды прилетела птица из того мира, где был заточён Дракон. Она села на ветку могучего дуба и стала напевать грустную песню. Тогда из дуба вышел молодой пастух Вальгард с волшебным рожком. Тот, кто хоть однажды услышит пение этого рожка, всегда почувствует его зов и найдёт к нему дорогу. Птица вспорхнула с ветки и улетела. А пастух прямиком через все пятнадцать лугов отправился к Перекрёстку миров, чтобы спасти Дракона.
«Кто создал понедельники?» – проговорил Хевин, пытаясь достать до Гоши – своего будильника в виде сверчка. Умывшись, кое-как причесавшись и продолжая ворчать про понедельники, он стал натягивать оранжевый комбинезон. Так, с ворчанием, он вышел из своего домика и направился собирать и перерабатывать мусор, ведь если не делать этого каждый день, то в оболочке его мира-мухомора образуется дыра, через которую можно случайно попасть в огромный и страшный лес. Этот лес местные жители называли Изнанкой. Про Изнанку мира грибляне сложили много страшных сказок и легенд, но никто не знал, как там на самом деле, потому что они всегда старательно поддерживали порядок.
Не успел Хевин приступить к работе, как прибежал его лучший друг, щупленький неугомонный Ди, и закричал: «Давай за мной! Я такое нашёл!» Хевин долго сопротивлялся, но в конце концов приятель уговорил его. По пути Ди не замолкал ни на секунду: «Ты не понимаешь! Ты просто не представляешь, что я увидел!» На пламенные выкрики друга спокойный Хевин отреагировал снисходительно и подумал, что у Ди снова разыгралось воображение. Вдруг подул холодный ветер и тревожно зашумели листья. У Хевина в голове снова пронеслась мысль, что пойти с Ди было необдуманным решением, а когда друзья прошли ещё несколько метров, у него началась настоящая паника. И тут Ди пропал.

– Ты меня слышишь? – спросил Хевин в пустоту.

– Да.

– Что вокруг тебя?

– Тут огромные деревья. В их кронах летают какие-то динозавры, напоминающие наших синиц, только в сто раз больше! И очень много грязи…

–Ди, да куда же ты попал? Я боюсь! Что мне делать?!

– Хевин, не паникуй, позови лучше того, кто сможет помочь. Иди!

Хевин почувствовал себя совершенно никчёмным из-за того, что не способен сам помочь другу, но оставить Ди он не мог. А тем временем под ногами у него расширялся чёрный круг, из-под которого начинали просвечивать огромные деревья и чёрная слякоть. Несколько секунд Хевин стоял в нерешительности, и тут услышал голос Ди. Его словно током ударило! Он быстро достал длинную, очень длинную верёвку из своего кармашка на оранжевом комбинезончике и, кинув её конец в дыру, закричал: «Ди, хватайся, я держу!» Ди уцепился за верёвку, и Хевин изо всех сил начал вытягивать друга, но в последний момент, когда Ди уже выбрался из ямы, Хевин оступился, разжал пальцы и упал в эту темноту, в эту чёрную слизь, в которую тут же погрузились его мохнатые ноги. Друзья с ужасом видели, что дыра начинает уменьшаться, и Ди закричал: «Лови верёвку!» Но Хевин, понимая, что из-за этого снова упадёт Ди, просто стоял. По его лицу текли слёзы, но он тихо и твёрдо говорил другу: «Ди, уходи отсюда скорее, оставь меня, пожалуйста!»
Темнота смыкалась над головой Хевина, и он уже едва слышал, как наверху навзрыд плачет неугомонный любитель приключений Ди.

«Как такое могло со мной случиться?» – думал Хевин, пребывая в каком-то оцепенении. Но другая часть его сознания беспрестанно работала, связывая новую страшную реальность с тем, о чем он столько раз читал в своих любимых сказках и легендах. Хевин уже давно понял, что попал в ту самую Изнанку, о которой в них рассказывалось – жуткую, мрачную и бесконечно огромную. Но главное, во всех легендах говорилось, что появление дыры в Изнанку означает нарушение мировой гармонии, которую охраняет Дракон. «Получается, с Драконом что-то случилось? Может быть, он в беде и ему нужна помощь?» – пронеслось в голове Хевина. И тут же, без промедлений и долгих раздумий, без страхов, сомнений и взвешивания «за» и «против» он пошёл искать заветную тропинку, о которой в сказках говорилось так:

Тропинку разыскивай цвета огня,
Пускайся по ней – и дойдёшь до Царя,
Свернуть не подумай, иль будет беда;
Смекалка и смелость помогут всегда!

И правда, совсем скоро Хевин нашёл в сумраке Изнанки огненную тропинку, но прежде, чем отправиться по ней, он достал из карманов своего оранжевого комбинезона бутылочку с ягодным соком, пару по-хозяйски завёрнутых в бумагу бутербродов, варёное яйцо, любовно испечённый пирожок с грибной начинкой, несколько маленьких блестящих помидорок и сел перекусить. Как говорится, война войной, а обед – по расписанию. Пообедав, сытый и спокойный Хевин отправился в путь по тропинке, которая вела к Перекрёстку миров.
Этот мир – бескрайний водоем. В нем живут разноцветные аксолотли. Мир аксолотлей всегда был светлым, вода была такой чистой, что можно видеть небо со дна водоема. Но в один страшный для аксолотлей день началась гроза, вода стала мутной и напали полчища черных страшных рыб наподобие пиявок. Для борьбы с ними собралась армия аксолотлей, в которой насчитывалось около двадцати пяти тысяч бойцов. Защитники водоёма поплыли туда, где раньше в их мире был единственный участок суши – к вершине горы, которая теперь стала подводной. Там они стали выбирать вожака. После долгих споров главой армии был избран аксолотль по имени Тик. Пришел час битвы. Аксолотли были бесстрашными воинами, но в неравном бою теряли бойцов сотнями, а вместе с ними теряли и надежду. Они уже готовы были отступить, но Тик придумал хитрый план: нужно разделиться на части и, пусть малыми силами, но окружить врагов – только так можно победить.

Черные рыбы уже хотели праздновать победу, но увидели, как на них с разных сторон наступают аксолотли. Захватчики подумали, что к аксолотлям пришло подкрепление, и начали отступать. Аксолотли из последних сил погнали врагов прочь из своего водоёма, и скоро в нём не осталось ни одной страшной чёрной рыбы. Все праздновали победу и были уверены, что теперь заживут по-старому и вода снова станет чистой. Но время шло, а этого не происходило. Никто не понимал, что делать. И вскоре Тику явилось видение. Огромный старый прозрачный аксолотль сказал ему:
– Здравствуй, сын мой.

– Ты кто?!

– Меня зовут Ласкальт, я праотец аксолотлей. Ты тот самый герой, который может спасти свой мир.

Ошарашенный, Тик не успел ничего спросить, как его стало куда-то затягивать, и через мгновение он очнулся в незнакомой чистой реке…
Если заметите здесь тропинку, не спешите по ней пойти. Сейчас там, куда она вас приведёт, вы никого не увидите. А вот ещё пару недель назад там было очень весело: шумный праздник, все играли, танцевали, и не было никаких забот. Но скоро все забудут про праздники… Фух… отвлечёмся пока от этого. Здешний мир из фарфора. Живут там все в красивых шкатулках и подсвечниках в виде домиков. И сами жители тоже из фарфора. Знакомьтесь, это София – послушная девочка.
Утром она проснулась, позавтракала и отправилась со своими друзьями в лавку, ведь в этот день должен был прилететь Дракон, и нужно было сделать покупки для праздника. Но вдруг потемнело, облака затянули небо, фарфоровые дома потрескались. София побежала назад и увидела, что её нарядная, расписанная цветами шкатулка тоже треснула! «Что происходит?» – с ужасом думали фарфоровые человечки. И тут София вспомнила, что когда-то давным-давно любимая старенькая бабушка рассказывала ей о других мирах и об их чудесном хранителе – Драконе. Смышлёная девочка поняла, что с Драконом случилась беда. Она решила во что бы то ни стало разыскать карту, которая приведёт её на Перекрёсток миров, и спасти Дракона.

На следующее утро она взялась за поиски карты. Девочка вышла на тропинку и побежала мимо фарфоровых березок. Долго ли, коротко ли, а наткнулась она на большое дерево с дуплом. К дуплу подлетела сова, что-то положила внутрь и улетела. Софии стала интересно, она засунула свою маленькую фарфоровую ручку в дупло и достала оттуда старинный свиток с серебряной печатью. От удивления девочка потеряла дар речи: это была та самая карта! «Всё это не случайно, – подумала София. – Карту как будто доставили прямо ко мне в руки!» И София смело побежала по дорожке. По пути за ней увязалась смешная пятнистая собачка. Девочка назвала собачку Тишкой.

– Пойдём, Тишка!

– Гав-гав!

Тишка и София шли довольно долго, и вдруг начался ливень. Заметив заброшенный дом, они забежали туда и переждали дождливую ночь, а наутро, выйдя из дома, увидели чудесную картину: небо было чистым, светило солнце, весь луг был в сверкающей росе, а на кустах распустились цветы из тончайшего фарфора. Тишка побежал валяться в траве. «Как прекрасен и хрупок наш мир, – подумала София. – Его обязательно нужно спасти».

– Тишка, поручаю тебе охранять наш общий дом и дожидаться меня. Обещаешь?

– Гав-гав! – как всегда ответил пёс, что на этот раз означало «Не сомневайся, София, на меня можно положиться!»

Фарфоровая девочка попрощалась с Тишкой и пошла дальше, следуя стрелкам на карте. Она то поднималась на холмы, то переходила ручьи и речонки по фарфоровом мостикам и наконец пришли на Перекрёсток миров.
– Мяу...мяу...мяу...

Она проснулась от громкого мяуканья. Открыла глаза. На подоконнике сидел голубоглазый белый кот в красивом, словно усыпанном бриллиантами, ошейнике. Она осторожно перекатилась на другой бок, тихонько, чтобы не спугнуть незваного гостя, привстала, аккуратно погладила мягкую пушистую шерсть и, поднявшись, пошла в ванную. Из зеркала на неё смотрела симпатичная тоненькая девушка лет семнадцати со светлыми, окрашенными каштановыми прядями волосами. Посередине груди у неё было написано слово «Джихё». Такие татуировки делают всем её согражданам при рождении, чтобы можно было сразу видеть, как кого зовут.

Джихё собралась и побежала на своё любимое место – к большому дереву в поле за городом. Как обычно, она села на траву и облокотилась на теплый шершавый ствол. Вдруг сверху на неё посыпались одно за другим коричневатые подпортившиеся яблоки. Девушка была поражена, потому что в их мире все плоды с каждым годом становились только слаще и сочнее. Джихё обняла ствол руками и, как это умела делать только она, перенеслась в прошлое, чтобы увидеть причину этого не слишком заметного, но очень тревожного изменения. Она погружалась в прошлое всё глубже и глубже и не видела ничего необычного: вот зелёное, как и сейчас, поле; вот тоненькое деревце, которое теперь превратилось в её любимую раскидистую яблоню, вот уже нет никакого деревца, но по-прежнему ярко светит солнце и зеленеет трава; вот по траве пробежала огромная тень – это пролетел высоко в небе Дракон, который хранит их мир от всех несчастий. Стоп!.. Дракон! Уже сто лет прошло с тех пор, как он последний раз проносился на своих могучих крыльях над их лесами и полями, весёлыми шумными городами и маленькими тихими деревеньками. Почему Дракон не прилетает? Что будет с их миром, если он не появится? Джихё решила расспросить об этом знаменитого алхимика, который знает всё, о чём ни спросишь.

Когда она подошла к дому старца, дверь сама бесшумно открылась. Девушка поднялась по широкой деревянной лестнице и оказалась в длинном коридоре, из которого выходили две двери. Поколебавшись, Джихё вошла в одну из них: вдоль стен тянулись шкафы с толстыми книгами, на столе между старинными свитками стояло несколько песочных часов разного размера и разноцветные колбы, в одной из которых, установленной на зажжённой спиртовке, что-то тихонько булькало. В солнечном луче, падающем из окна, медленно кружились золотые пылинки. Джихё закрыла дверь и зашла в другую комнату. Там она увидела старца, сидящего за своим столом спиной к ней. Как только она переступила порог, алхимик повернулся.

– Здравствуй, Джихё, я знал, что ты придёшь.

– Как? Откуда? – удивилась гостья.

– Ты же заметила, что происходит с нашими землями, да?

– Да, поэтому я здесь.

– Ты должна быть не здесь, – произнёс старец непонятные слова.– Суни, скорей сюда!

На мягких лапах в комнату бесшумно вошёл кот в сверкающем ошейнике. Джихё сразу вспомнила, что уже видела его утром. Девушка и глазом моргнуть не успела, как вместо кота рядом с ней оказался красивый парень с белыми и мягкими, словно кошачья шерсть, волосами.

– Проводи нашу гостью до Перекрёстка миров, – сказал старец.

«Ничего себе! Я ещё ничего не узнала, а меня уже выпроваживают!» – возмутилась про себя девушка.

– Конечно, – промурлыкал, улыбнувшись, красавец Суни, взял её за руку, и вмиг не успевшая ничего понять Джихё очутились на незнакомой поляне возле реки.
Эта история начинается в мире войн. Здесь есть только хаос, война и арктические пустыни под кровавым небом. Почему это всё происходит? Раньше здесь все росло и процветало, а каждый житель этого мира был счастливым. Но потом все заметили, что Дракон-хранитель давно не прилетал. Всё стало приходить в упадок, в земле начали появляться трещины, солнце сменилось красной луной, которая тускло светила день и ночь, отчего небо приобрело кровавый оттенок. Люди не понимали, где Дракон, ждали его, становясь всё более раздражительными и агрессивными. Постепенно их мир погрузился в бесконечный хаос.

В этом мире и живёт наш герой – Уран. С виду это обычный парень в чёрных штанах и белом худи, но на самом деле это благородный и отважный воин, обладающий огромной силой. С детства Уран чувствовал себя непохожим на других, ведь в нём не было столько ненависти, сколько в окружающих, зато была удивительная способность – ненадолго останавливать время.

Однажды, когда Уран ехал за припасами на своём любимом транспортном средстве (оно могло превращаться в любую машину, какую пожелаешь), он увидел непонятно откуда появившийся портал.

Как только герой подъехал ближе, он внезапно оказался в какой-то пустой просторной комнате со множеством других дверей-порталов. Уран не понимал, что происходит, и стал ждать. Вдруг он увидел, как прозрачный синий газ заполняет комнату, невольно вдохнул его и потерял сознание…

Очнулся он на берегу реки и сразу услышал голоса. Уран огляделся, увидел группу странных существ, поднялся и смело пошёл к ним.
Был тихий и спокойный вечер в мире, где жил следующий из наших героев, а именно Ливенгард. Он сидел у себя в кабинете и работал над новым изобретением – многофункциональным роботом. Вдруг один из его помощников зашёл в кабинет.

– М…мистер Ливен, в…вам письмо от к…королевы, – нервно и запинками сказал помощник. Было видно, что он был чем-то взволнован.

– Здравствуй, проходи, чем ты так обеспокоен, дорогой мой друг? - спросил Ливен, встав из-за стола. Он пристально посмотрел на подчинённого, ожидая от него ответа.

– П…просто п…прочитайте письмо к…королевы, и вы всё п…поймёте.

Ливен помедлил, но всё же взял письмо, а открыв и прочитав его, положил обратно в конверт.

– Вот так, значит, хочет отправить меня Дракона спасать. Ну и замечательно, мне отдых не помешает, – улыбнулся изобретатель. – Что ж, тогда здесь для продолжения работы понадобится временная замена. Мужчина взглянул на помощника, тот кивнул и убежал.

А уже на следующий день корабль Ливенгарда был снаряжён для путешествия. Величественно взойдя на капитанский мостик и картинно вскинув руки к небу, наш герой крикнул: «Вперёд!» – и корабль тронулся в путь. Спустя некоторое время на горизонте появился Перекрёсток миров, на котором уже кто-то был. «О, видимо, не один я решил развеяться. Ну что ж, чем нас будет больше, тем лучше», – сказал с улыбкой Ливен и приказал причаливать. Сойдя с корабля, он отдал команде приказ возвращаться домой и направился к толпе.

Двадцать миров было во Вселенной Дракона. Один из них – спокойный, красочный, тихо плывущий по течению жизни Райский мир. Никто там не ругался, не воевал, а за ссоры людей высылали прочь, но таких случаев было очень мало, потому что народ тут был мирный, жизнерадостный, все были счастливы, и все дружили. Все жители этого мира очень красивы: у них голубые или зелёные раскосые глаза, веснушки и блестящие длинные волосы. Их жизнь наполнена мирными заботами: хозяйством, встречами с друзьями, увлечениями и учёбой.

Так было и с Эмили – одной из жительниц этого мира. Но однажды она получила неожиданное послание. В тот день Эмили, как обычно, зашла в любимую кофейню. Она спокойно пила ароматный напиток, но, допив его, вдруг увидела на дне чашки чёткую надпись из кофейной гущи: «Избрана». Девушка не поверила своим глазам. Это было так странно, что она встревожилась и скорее побежала домой. Едва Эмили немного успокоилась, в дверь позвонили. Открыв, она увидела под ногами конверт. В письме было сказано: «Здравствуй, Эмили! Ты избрана. Тебе нужно встретиться с другими избранными и спасти Дракона. Он в опасности!»

В течение нескольких дней после этого ничего не происходило. Девушка постоянно думала о странном послании, и внутри неё зрела готовность отправиться в опасное путешествие, хотя она никогда не покидала Райского мира и не знала другой жизни. Эмили была милой, скромной, но, как оказалось, очень смелой и решительной девушкой. Наверное, сама Природа передала хрупкой Эмили свои силы и удивительную способность контактировать со всем живым: возрождать увядающие цветы, напитывать бедную почву, понимать пение воды

Через несколько дней Эмили пришло ещё одно письмо. Тем же почерком было написано: «Здравствуй Эмили! Приходи в то же кафе завтра в 18:00». Так Эмили и сделала. Когда она вошла в кафе, зеленоглазый брюнет, сидевший за её любимым столиком, улыбнулся и кивнул ей, как знакомой: «Привет, я Райн», – сказал он. Эмили села рядом и потеряла счёт времени. Райн рассказал про её миссию, про опасности, которые могут подстерегать в пути, и про то, что нужно торопиться, ведь скоро все двадцать героев должны собраться вместе, чтобы преодолеть препятствия и спасти Дракона. Уже на следующий день Эмили начала собираться в дорогу. Теперь она знала, куда держать путь.

Оксфорд проснулся из-за того, что сквозь шторы просвечивало солнце. Он встал и сразу пошёл полировать свой носочек, потом перед зеркалом поиграл шнурками с золотыми эглетами и отправился к модному лоферу подклеивать и подкрашивать задник. Пока он ехал на самой дорогой модели полки для обуви, ему встретилось пар десять папарацци, но он даже не успел дать им интервью, поскольку очень спешил. Сегодня важный день: прилетает Дракон, а сам Оксфорд, как лучший из лучших, ведёт церемонию его чествования. Как только Оксфорд приехал к лоферу, тот быстро подклеил и подкрасил ему задник и даже предложил подшить язычок золотыми нитками. Оксфорд, естественно, согласился и уже через час вышел из салона в идеальном состоянии. На улице его ждал личный водитель. Запрыгнув в роскошную обувницу, наш модник отправился проводить праздник Дракона. Пока Оксфорд ехал, дорогу ему перебежал очень грязный кед. Чуть не сбив его, водитель прокричал в окно: «Можно поаккуратнее, голодранец?! А то мало ли кто в машине едет!» Едва Оксфорд приехал к месту празднования, как на него, не давая пройти, накинулись журналисты. С трудом пробравшись сквозь толпу назойливых репортёров и поклонников, он выбрался на сцену. Все затихли, и в наступившей тишине Оксфорд сказал: «Дорогая обувь: лодочки и ботинки, сандалии и тапочки! Я рад, что в этот знаменательный день, который бывает раз в сто лет, вы оказали мне честь и назвали именно меня первым из вас. Давайте все вместе весело встретим Дракона через три…две…одну…»

Но никто не прилетел. Вместо этого весь обувной мир вдруг стал рушиться: все обувницы сломались, все подошвы стали отклеиваться, ремешки – рваться, молнии – заедать. Конечно, жители города запаниковали. Оксфорд пытался всех успокоить, но у него не получалось, потому что ему и самому было страшно. Через пять минут шумная площадь опустела и все спрятались в том, что осталось от их домов – обувных коробок. Через несколько дней все поняли, что с Драконом что-то случилось, и пошли к Оксфорду, чтобы он отправился на поиски Хранителя миров или хотя бы в другие царства за помощью.

– Оксфорд, ты нам очень нужен, выходи, пожалуйста, поговорить! – просили, стуча в его дверь, горожане.

– Уходите, ничем не могу помочь, – отвечал из-за закрытой двери Оксфорд.

– Это вопрос жизни и смерти, открывай срочно! – кричали ботинки и босоножки.

Оксфорд долго не открывал дверь, но в конце концов вышел и слишком спокойно для такой ситуации спросил:

– Что случилось? Что вам от меня нужно?

– Пожалуйста, найди Дракона или хотя бы попроси помощи в других мирах! – настойчиво говорила кроссовка.

– Но я не могу, – ответил Оксфорд.

– Почему? – удивлённо спросила балетка.

– Но я же лучший из вас, я не могу заниматься таким опасным делом.

– Тоже мне! – выкрикнул потрёпанный кед. – Только и умеет, что задаваться!

– Уж не ты ли тот оборванец, который чуть не оказался сегодня под моей обувницей? Такие горазды болтаться по улицам и заглядываться на дорогую обувь! – воскликнул Оксфорд. – Сам-то ты пошёл бы?

– Я? Легко! Мне терять нечего, – вдруг выпалил кед и, кажется, сам испугался того, что сорвалось у него с языка.

– Ну и прекрасно! – заявил Оксфорд и захлопнул дверь.

– Кед, ну ты как всегда, – сердито сказала кроссовка, – вечно что-то ляпнешь не подумав.

– Вот теперь сам и иди! – замучено проговорила расстроенная балетка.

А кед не стал им отвечать. Он развернулся и молча пошёл через весь город туда, откуда обычно прилетал Дракон.

Пока шёл, он вспоминал последние дни и не понимал, как такое могло с ним случиться, но потом решил отвлечься: достал плейер, надел свои любимые старые наушники и включил музыку, заглушившую стенания и вопли беспомощных горожан. Шел он очень долго и наконец пришёл на границу мира обуви с другими мирами. Он пока не знал, что делать и куда идти дальше, но решил остаться на этой поляне, потому что возвращаться ему было просто лень.
А вы знали, что существует на свете царство орлов? Да, такое есть! И правит там орёл по имени Сильвио. Ему уже очень много лет, но у него есть юный сын – Сильвио-младший, который умеет видеть на расстоянии. Орлы живут в одном из миров Дракона и считают, что их мир красивее всех: золотые дворцы стоят на вершинах зелёных гор, пышные леса всегда полны дичи, голубые озёра чисты и прозрачны, а в синем небе парят царственные орлы. Но в последнее время небо стало мрачнеть, дичь в лесах – умирать, а всегда спокойные и величественные орлы – ссориться между собой. Чтобы понять, почему это происходит, Сильвио-сын решил использовать свой дар. Он рано встал, зашёл в свою любимую комнату для медитаций, закрыл глаза, сосредоточился и замер в ожидании. А через пару минут он увидел страшную картину: Дракон – хранитель миров сидит в темнице и печально смотрит на небо через зарешеченное окно. Очнувшись, Сильвио поспешил к отцу, чтобы скорее рассказать ему об этом. Только они с отцом знали об узкой чёрной расщелине в горах, через которую можно было попасть в царство Дракона. Это место с детства пугало Сильвио-младшего. «Отец – самый мудрый и самый смелый правитель, – думала он. – Когда я ему всё расскажу, он обязательно отправится в опасное путешествие, спасёт Дракона и вернёт счастливую жизнь своим подданным!» Но у входа в покои отца его встретила целая толпа встревоженных слуг.

– Что происходит? – спросил Сильвио.

– В повелителя попала стрела, и он умирает!

– Отец! – Сильвио вбежал в покои и увидел, что по белоснежным перьям царя орлов струится кровь, а всегда прямой и ясный взгляд уже затуманился. Сильвио понял, что мгновенья отца сочтены.

– Прости меня за всё! – прошептал он.

– Тебе не за что извиняться, ты лучший в мире сын…

И царь орлов скончался. Принцу казалось, что он и сам умрёт от горя. Любимый отец всегда был для него защитой и примером во всём. Ему хотелось спрятаться ото всех и проводить дни в тоске и воспоминаниях, но он знал, что теперь никто, кроме него, не защитит царство орлов, и лучшее, что он может сделать – это поступить так, как поступил бы отец. Сильвио поднялся над горой и камнем бросился в страшную чёрную расщелину…
Это мир разноцветных волков. Раньше они дружно жили в лесу и очень любили веселиться. Но после исчезновения Дракона волки стали самыми злыми и опасными существами в волшебных мирах. Жители других царств старались не пересекаться с ними, иначе несдобровать.

Хила – молодая волчица синего цвета – была такой же свирепой, как все. Она хорошо дралась и могла в одиночку справиться с дюжиной обычных волков.

Однажды Хила гуляла по лесу и упражнялась со своим копьём, как вдруг наткнулась на большой камень. На камне была длинная надпись. Она рассказывала про заточение Дракона.
Прочитав надпись на камне, Хила побежала к мудрому волчьему вожаку и рассказала ему об этом.

– Ты хочешь спасти свой дом? – спросил вожак.

– Конечно! – ответила Хила.

– Тогда ты должна отправиться в опасное путешествие и освободить из плена Хранителя миров.

Но не вздумай никому говорить об этом: волки стали слишком злыми, чтобы поверить в чужое благородство. Тебя поднимут на смех или, того хуже, нападут, чтобы проучить выскочку.
Вооружившись своим верным копьём, Хила захватила корабль и пересекла на нём границу царства волков. Через несколько дней она добралась до Перекрёстка миров.
Алиса открыла глаза: она задремала у пустотного дерева. Девочка огляделась. Трава вокруг была пожухлой, рядом журчала неглубокая речушка. «Эх, если бы было хоть немного потеплее, я бы окунулась», – подумала девочка и поднялась. И вдруг стало совершенно темно. Мир-шестигранник всегда поворачивался резко и неожиданно, поэтому плавной смены сезонов или времени суток здесь не знали: на каждой грани мира они были всегда разными. В темноте Алиса с трудом нащупала свою корзину. «Надо всегда держать по рукой фонарик», – подумала она.

Как всё изменилось в последнее время! Ещё каких-нибудь пару лет назад ни на одной грани их мира не было такой непроглядной темноты; всё цвело и на лугах, и в деревне, и на болоте, но особенно – в лесу. Многие старожилы говорили, что раньше лес казался бесконечным, а сейчас вокруг него поставили стену. Жалко, ведь он был таким… Алиса, ненадолго отвлеклась от своих мыслей: она достала из корзины бутылочку с водой, чтобы немного попить, но, отвинчивая крышку в темноте, пролила на землю почти всю воду. И сразу же вдалеке она увидела два огонька зелёного цвета. Алиса побежала на огоньки, а когда приблизилась к ним, поняла, что это два кошачьих глаза. Теперь стало видно, что сверкали не только глаза – странная кошка вся будто светилась изнутри. «Снова ты! Вот уж не думала, что увижу тебя ещё раз!» – подумала Алиса, узнав её.

Когда-то дома у Алисы чуть не случился пожар. Девочка была одна и решила своими силами потушить вспыхнувшие на кухне прихватки и полотенца. Едва она плеснула воду на огонь, откуда ни возьмись появилась эта самая кошка. Она настойчивым мяуканьем заставила Алису бежать на улицу, а соседи тем временем уже вызвали пожарных, и те вскоре потушили небольшое возгорание. Большой беды удалось избежать. Когда Алиса вечером рассказала родителям о том, как всё произошло, мама задумчиво произнесла:

– А я была уверена, что это сказки... Когда я была совсем маленькой, старшие говорили мне, что кошка с давних пор была тотемом наших предков. Она и по сей день приходит в минуту опасности, чтобы спасти того, кто умеет её вызывать. Что ты сделала перед тем, как кошка появилась?

– Не помню, – ответила тогда Алиса. – Кажется, просто выплеснула воду из кувшина на загоревшееся полотенце …

И вот теперь, когда Алиса потерялась в этом чёрном лесу, она снова выплеснула воду – и появилась её спасительница!

Долго девочка бежала по темному лесу следом за чудесным зверьком, падала, встала и снова бежала, пока погоня не привела её к покосившейся от времени заброшенной избушке на берегу лесной речки. К огромному удивлению Алисы, кошка ступила на воду и как ни в чем не бывало побежала по ней, помахивая хвостом и изредка оборачиваясь на девочку, словно маня за собой.

– Ну уж нет. Я на такие фокусы не способна, – подумала Алиса, – бегать по воде я не умею, а нырять в незнакомую тёмную реку с заросшими камышом берегами страшновато. Мне надо придумать, на чём плыть.

И тут взгляд девочки упал на отвалившуюся дверь старенькой избушки.

– За этой дверью уже некому скрываться от непогоды и диких зверей, – подумала Алиса, – а для меня она превратится в самый настоящий плот!

Алиса перетащила дверь к реке и робко ступила на неё – можно плыть. Девочка легла на старые доски и, разгребая руками тёмную воду, поплыла за кошкой. Вдруг плотик стал ускоряться, и Алиса увидела впереди водоворот, к которому её стремительно несло. Она попыталась быстрее грести руками, чтобы отплыть в сторону, но, заняв неудобное положение, наклонила дверь, потеряла равновесие и с громким плеском упала в воду. Алиса вцепилась в скользкие доски, но это не помогло: водоворот неумолимо затягивал её вглубь, пальцы разжались, и она с головой погрузилась в холодную темноту.

Очнулась Алиса на берегу в окружении незнакомых людей в необычных одеждах, зверей и каких-то странных существ. Её платье и волосы оказались совершенно сухими.

– Добро пожаловать на Перекрёсток миров! – сказал орёл человеческим голосом. И Алиса потеряла сознание.
Жил-был тихоня с задней парты по имени Влад. Был он сиротой, жил с бабушкой. В школе его не любили, потому что он был замкнутым и необщительным. Мало кто знал, какой он умный и изобретательный: он любил проектировать разные механизмы, создавать новые материалы, вещества и необычные приспособления. Недавно он сделал для себя рюкзак, в который может поместиться очень много вещей. Никто и представить не мог, сколько всего хранится в обычной на вид сумке. После школы Влад очень любил вздремнуть. Вот и сегодня он, как обычно, бросив рюкзак в угол, улёгся на диван и заснул. Но на этот раз ему приснился необычный сон: к нему за помощью обращался какой-то человек в белом плаще. Незнакомец сказал, что надо спасти Дракона из заточения. Для этого Влад должен явиться на Перекрёсток миров, а чтобы туда попасть, надо достичь скорости звука.

Проснувшись, Влад сразу почувствовал, что сон был вещим. Значит, нужно обязательно выполнить просьбу человека в белом плаще. Как достичь скорости звука Влад сообразил быстро: ему нужен истребитель! Но где его взять?.. И тогда Влад решил собрать самолёт сам. Он выполнил расчеты и чертежи, нашёл необходимые материалы, а всё, чего не хватало, сделал, используя неисчерпаемые запасы из своего необыкновенного рюкзака. В заброшенном ангаре на окраине города он трудился дни и ночи – и у него получилось! Влад взял свой рюкзак и положил в него всё, что может понадобиться в долгом путешествии; потом он отвёл истребитель на бывший городской стадион, располагавшийся неподалёку от ангара. Беговая дорожка заменила ему взлётную полосу. Теперь, когда всё готово, можно взлетать! Влад успешно поднял истребитель в воздух и достиг скорости звука.
К счастью, все его вычисления оказались абсолютно точными, и, спустя заранее рассчитанное время, он катапультировался и идеально точно приземлился на Перекрёсток миров.
В дупле царского дуба лежала связанная сова по имени Гуфо – глава Лесного города.

У Гуфо были жена Муйя и дочь Ойла. Раньше они жили очень дружно и были счастливой семьёй, как и другие совиные семьи, но в последнее время в их зелёном лесном мире стало происходить что-то неладное: совы стали злыми, начались ссоры, которых раньше никогда не случалось. Вот и в царскую семью пришла беда. Недавно Гуфо и Муйя решили устроить семейный ужин в честь очередной годовщины их свадьбы. В своём дворце, который располагался внутри огромного дуба, они накрыли стол и налили в красивые ореховые скорлупки совино – праздничный совиный напиток. Но едва Муйя отпила из скорлупки, как потеряла сознание, а очнувшись, стала совершенно бешеной и невероятно сильной. Она потащила Ойлу в комнату и заперла там, а потом набросилась на Гуфо, связала его и спрятала в дальнем зале у самых корней. Затем Муйя взлетела на верхушку царского дуба и закричала: «Король смертельно болен, поэтому теперь я буду вашей королевой!» Ойла, услышав это, выбила дверь своей комнаты и улетела из дворца, чтобы просить о помощи лучшего друга и советника Гуфо – Блицо.

Блицо был очень старой и мудрой совой. Ему было уже больше трёхсот лет, и он многое повидал на своём веку. Прилетев к нему, Ойла закричала:

– Блицо! Помоги, пожалуйста! Папу заперла в подвале мама и объявила всему городу, что Гуфо болен, поэтому она будет королевой!

– Несчастный Гуфо! Несчастные мы все! – простонал Блицо. – Случилось то, чего я так боялся: тьма надвигается на наш мир. Твоя мать не ведает, что творит, она околдована, и скоро это случится с каждым из нас.

– Блицо, мне страшно! Почему это происходит?

– Дважды в своей жизни я видел, как над нашим лесом пролетает волшебный Дракон – хранитель миров. Это случается раз в сто лет. Благодаря Дракону в нашем лесу всегда царили мир и покой.
Но когда Дракон не прилетел к нам в положенный день, всё стало меняться. Разве ты сама не заметила этого?

– Все это заметили. Но что теперь делать? Как мне спасти отца? Как образумить мать? Как вернуть мир и согласие в наш лес?

– Если кто-то из сов решится лететь на поиски Дракона, то мы все будем спасены. Но я стар, крылья мои ослабли и глаза потеряли зоркость. Я уже не гожусь для опасных путешествий и подвигов, – грустно сказал Блицо.

– Тогда я сама отправлюсь искать Дракона! – воскликнула Ойла. – Скажи, куда мне лететь.

– Девочка моя, это путешествие может быть очень опасным для такой юной совы.

– Блицо, ты и сам знаешь, что больше никто не согласиться лететь за Драконом. Все наши сородичи давно уже заняты только своими ссорами и раздорами: делят гнёзда и места для охоты. А мне нужно спасти и наш лес, и моих родителей!

– Наверное, ты права, Ойла. Как же мне горько, что я не могу сделать это сам! Но я помогу тебе, ведь мне известно, как попасть туда, где находится трон Дракона. Путь к нему лежит через Перекрёсток миров.

И старый Блицо рассказал Ойле, как добраться до Перекрёстка миров. Отважная принцесса совиного царства простилась с другом, взмахнула крыльями и полетела.
Часы пробили полночь. Парень по имени Чонг проснулся от страшного сна. Чтобы прийти в себя и успокоиться, он решил пойти умыться, но, подходя к раковине, увидел в зеркале над ней своё отражение и остолбенел: на его плече отчётливо был виден рисунок, изображающий дракона. Чонг ощущал его так, будто в дракона на его плече втыкали иголки. Решив, что разберётся с этим утром, он лёг в кровать, но, конечно, так и не смог заснуть и всю ночь провёл, размышляя, откуда взялся этот рисунок. Утром он попытался смыть нарисованного дракона, но ничего не вышло. Расспросив соседей, Чонг убедился, что никто не заходил к нему, пока он спал, а значит, не мог незаметно оставить на его плече эту странную метку. Тогда Чонг отправился к знаменитому магу Форамису. Он рассказал Форамису, как всё было, и показал рисунок на своём плече. Выслушав Чонга, маг сразу вспомнил о свитке и посохе, которые отец отдал ему за несколько дней до своей смерти со словами: «Передашь их тому, кто придёт к тебе с изображением дракона на теле. Это будет означать, что все миры в опасности, а тот человек должен их спасти». Чонг не мог поверить, что это происходит с ним, но ему и на секунду не пришла в голову мысль отказаться от возложенной на него миссии. Он внимательно выслушал мудреца. Затем Форамис принёс волшебные предметы. «На тебя ложится тяжёлая ноша, – сказал он, – поэтому мне нужно отдать тебе этот посох, созданный с помощью неизвестной мне магии. На том месте, где он ударится об землю, будет появляться твоя точная копия». Чонг поблагодарил Форамиса и уже собрался было уходить, как услышал: «Стой, стой, ещё карта! По этой карте ты дойдёшь до цели». Получив пожелтевший от времени бумажный свиток, Чонг отправился домой, чтобы собраться, а наутро уже был в пути. Не обращая внимания на усталость, он прошёл огромное расстояние и наконец пришёл на Перекрёсток миров.
Тейя – мир животных, а повелительница его – Афродита. Она мила, добра и всегда готова защищать своих подданных, но, если нужно, решительна и даже воинственна. В её мире есть предводители животных: у крылатых – грифон по имени Фараон, у подводных – кит Остемид, у сухопутных – Сахара, самка гепарда, быстрее не знаю. Сама же Афродита – повелительница четырёх стихий: воды, воздуха, растений и любви. Она умеет пробуждать в животных и людях таланты и способности.

Тейя полна природных богатств, а ещё причудлива и непредсказуема: она всегда меняет свой облик. Мир Афродиты защищает ограда из перевившихся лиан. Ветер с давних пор охраняет тот мир и зорко, как орёл, следит за ним, облетая вокруг. В центре мира на дереве с огромным дуплом живёт сама Афродита. Дупло закрыто дверью из цветов шиповника. Она распахивается перед каждым нуждающимся в помощи или совете повелительницы. К дуплу ведет необычная лестница: с одной стороны по ней течёт вода – так рыбы туда попадают; с другой стороны непрерывно движется могучий поток воздуха – путь для крылатых; а посередине – тропа из земли и трав.

Как-то принцесса прогуливалась верхом и увидела, что повсюду с деревьев начали опадать листья, на коре появились трещины, трава пожухла. Афродита поняла: что-то не так. Она созвала всех зверей и приказала разузнать, что происходит, ведь её мир начал увядать. Через месяц все гонцы вернулись и доложили принцессе, что Дракон, хранитель миров, в плену. Тогда принцесса решила отправиться к нему на помощь. Она села на грифона Фараона, своего верного помощника и друга, и полетела на Перекрёсток миров.
Из чудных миров восемнадцатый тот.
Людей поселения в нём были:
Деревни резные, леса вековые,
Поля и христианские церкви.
В домах тут нужды не знают ни в чём:
Еды и питья всегда вдоволь.
В лесах тех густых такие грибы –
За осень собрать не пытайся.
А ягоды там – ну просто беда –
В корзинках закончилось место.
Поля в тех местах засеяны так,
Что некуда колосу падать.
Там жизнь хороша, спокойна всегда,
Печали и горю нет места.
Вот день подошёл тот самый, когда,
Опять прилетит повелитель,
Над миром взмахнет могучим крылом,
Вдохнёт в него новое счастье.
В честь праздника дан был пир на весь мир,
Накрыты столы для Дракона.
Но уж вечереет, вот-вот потемнеет –
Дракона всё нету и нету.
Взволнованы все, уж ропот в толпе,
Сердца наполняет смятенье.
Но время идёт, уж ночь настаёт,
И сон незаметно подкрался.

Наутро проснулись они, оглянулись –
На лицах тоска и тревога.
Поля почернели, как будто сгорели,
Леса опустели – там листья слетели,
А к церкви дорога – в бурьяне.
И небо темнее, и солнце тусклее,
Как будто вот-вот – и погаснет.
Устроить решили совет тогда люди,
Узнать чтоб ответ той загадки.
Судили-рядили и день, и неделю –
Ответа найти не сумели.
Сидели печальны, что делать, не знали,
Впервые слезу проливали.

Вдруг дерева старого слышится скрип –
У дома, поросшего мхами,
Открылась тяжёлая медленно дверь,
В проходе старик показался.
Из тьмы к людям вышел он, сам невелик,
Легла борода на ступени.
Он медленным шагом подходит к толпе,
Несёт людям чудные мысли.
Пришёл рассказать про конец он времен,
Который настать может, если
Никто не отважится с честью пройти
Опасных чреду испытаний.
Но верить не хочет толпа старику,
Безумным его называют.
Разгневался старец, и пламень в очах
Его заблестел. И в испуге
Опомнились люди, хотели они
Теперь о спасенье совета.
Но поздно уж было просить мудреца –
Пропал, словно и не бывало.


И вот чудеса! Тот мудрый старик
Какой-то магической силой
К огромному камню был перенесён,
Где он не один оказался.
Как много других там людей и зверей,
И странных существ неизвестных…
Весь день на поляну прибывали представители разных миров. Тем, кто не понимал, зачем оказался здесь, избранные, владевшие тайным знанием, открывали цель их встречи на Перекрёстке. Как только не появлялись здесь наши герои! Одни приходили по карте, другие прилетали на собственных крыльях. Молчаливый парень Влад, казалось, просто свалился с неба вместе со своей увесистой сумкой. Девочку Алису выбросила на берег река. Малышку Эри принёс на спине крылатый бледный Йоль. На огромном грифоне прилетела красавица по имени Афродита. Собрались здесь люди и существа, похожие на людей, были тут говорящие звери и птицы. Крошечная фарфоровая фигурка, которую сначала приняли за принесённую кем-то игрушку, тоже оказалась живой. Но больше всего герои были удивлены, когда темноволосый парень с татуировкой дракона на плече попытался отбросить в сторону видавший виды кед, непонятно кем брошенный прямо посреди поляны. Этот кед сам довольно сильно пнул занесённую над ним ногу и сказал человеческим голосом: «Только попробуй!»

Герои осматривались, знакомились и гадали, что делать дальше. Только пастух Вальгард из мира бескрайних пастбищ выглядел отстранённым и невозмутимо наигрывал на своём рожке незатейливую мелодию. Обойдя большую поляну, путешественники увидели валун, от которого в разные стороны расходились три дороги: одна, песчаная, вела вдоль реки; вторая, усыпанная разноцветными камешками, уходила в поля; третья ныряла в овраг и в нём терялась из виду. Любитель и знаток сказок Хевин – низенький человечек, напоминающий хоббита – был уверен, что это и есть начало их пути; осталось только прочитать надпись, которая поможет выбрать нужную дорогу. Едва все подошли к камню, воздух сгустился, задрожал, и прямо из него вышел старик с длинной серебристо-белой бородой. Вид у него был недовольный и даже сердитый.

– Так и будем стоять, друг на друга смотреть или всё-таки пойдем Дракона спасать? – вывел всех из оцепенения старческий голос.

– Дедушка, а куда идти-то? – первой отозвалась Эри.

– Никакой я тебе не дедушка! – ответил старик. – Откуда мне знать? Вы грамотные, вы зрячие – читайте, разбирайтесь да пошевеливайтесь, времени у нас мало: не успеем освободить Дракона – все миры погибнут.













Никто не стал спорить со стариком. Герои столпились вокруг камня. На нём, действительно, было выбито какое-то послание. Все по очереди стали подходить и рассматривать его, пытаясь разобрать таинственные знаки, но никто, даже Хевин, знавший многие сказочные языки, не мог прочитать надпись. Одним из последних к камню с уверенным видом подошёл представительный мужчина. Это был известный в своём мире учёный и инженер-изобретатель.

– Профессор Ливенгард. Можно просто Ливен, – представился он и, склонившись над надписью, стал сыпать непонятными словами:

– Хм…, точно не из индоевропейских… не афразийский… Кечуанский?.. Майянский?.. Тупи?... Может, стенография… или какой-то редкий шифр … – растерянно проговорил он. От его самодовольной уверенности не осталось и следа.

Влад, давно перерисовавший знаки в толстую тетрадь, которую он вытащил из своего рюкзака, сидел в стороне и что-то писал, высчитывал, вычёркивал.

– Не похоже на шифр, – медленно произнёс он.

Тут к камню подошла хрупкая девушка. Все, кто уже успел с ней познакомиться, знали, что Эмили может говорить с землёй и водой, понимает язык дождя и ветра. Может быть, камень откроет ей свой секрет. Эмили положила руку на его теплую шершавую поверхность, закрыла глаза. «Пожалуйста, – мысленно попросила девушка, – подскажи дорогу. Наши миры в опасности! Помоги нам!» Но камень молчал. Эмили открыла глаза и грустно покачала головой.

Тогда к камню подлетела сова, клюнула его в твердую макушку. Словно в ответ, птицу отбросило в сторону, и она упала на траву, где, ко всеобщему ужасу, лежала совершенно неподвижно. Афродита бросилась к несчастной, и от её целебных прикосновений птица ожила, забила крыльями и заметно поредевшим хвостом.

В растерянности избранные стояли вокруг камня. Что делать дальше? Как выбрать одну из трёх дорог? Какая из них приведёт к цели, какая обманет? Какая погубит?

– Предлагаю разделиться на три группы, и каждая пойдёт своей дорогой. Так хоть кто-то сможет дойти до Дракона, – предложил Уран – высокий парень богатырского сложения.

– В сказках к цели всегда ведет только одна дорога. А что будет с остальными? – тихо проговорил Хевин.

– Чего вы боитесь? Мы же пойдём не поодиночке, значит, всегда сможем прийти друг другу на выручку. А сейчас на разговоры уходит драгоценное время! – раздался тонкий голосок Софии.

Все с удивлением посмотрели на неё, ведь никто не ожидал услышать такое от хрупкой фарфоровой игрушки.

– Это слова не ребёнка, а Избранного! – воскликнул Ливенгард. – Что ж, предлагаю, бросить жребий, чтобы каждый узнал свою дорогу.

Так они и сделали. Влад вырвал пару листов из своей тетради и написал на девятнадцати клочках бумаги только по одному слову: «река», «поле», «овраг». Алиса, Эмили и Джихё быстро и ловко скрутили каждую записку в трубочку и сложили в капюшон Урана. Затем каждый не глядя вытянул листочек и, встав на указанную дорогу, стал дожидаться своих товарищей.

На песчаную дорогу, которая вела вдоль реки, ступили профессор Ливенгард, Чонг, Вальгард, Влад, Афродита со своим верным спутником Фараоном, Уран и ворчливый старик, который всем своим видом показывал, что ему не слишком повезло с попутчиками. На дороге из разноцветных камней друг за другом оказались Эмили, Лань Цин, Джихё и Йоль, который крепко держал за руку Эри. На тропе, ведущей к оврагу, собралась самая пёстрая компания: Хевин, фарфоровая София, орёл Сильвио, сова Ойла, Алиса, волчица Хила и потрепанный кед. Избранные еще раз пристально посмотрели друг на друга, пожелали товарищам удачи в пути и простились, надеясь на встречу в замке Дракона. Сколько испытаний ждёт их в пути? Скоро ли предстоит увидеться вновь? Предстоит ли?..
ЧАСТЬ II
ПЕРЕКРЁСТОК МИРОВ
Долго они шли вдоль реки. Все думали о предстоящих испытаниях и молчали, только пастух играл на рожке.

– Да хватит уже дудеть, мы же не овцы! – проворчал наконец старик.

– Да уж, парень, музыка на любителя, – усмехнулся Уран.

– Этот рожок не простой, ты послушай – не пожалеешь, – спокойно ответил пастух и продолжил играть как ни в чём не бывало.

Старик опять что-то буркнул в бороду.

– А по мне так отличное музыкальное сопровождение, – отозвался Ливенгард. Очень напоминает песню альпийской свирели, которую я слышал прошлой зимой. Под неё мне даже легче переносить жару. Кстати, вы так внезапно появились на Перекрёстке, что не успели представиться, – обратился он к к старику, – как вас зовут?

– Добронрав я, – нехотя ответил тот и отвернулся, предвидя реакцию своих попутчиков.

Все, действительно, дружно рассмеялись, впрочем, совершенно добродушно.

Под незамысловатую мелодию рожка путники дошли до леса.

– Наконец-то! От жары спрячемся, добудем себе еды, передохнём, – заговорили все наперебой. И вдруг старик остановился, голова его запрокинулась, глаза закатились, руки затряслись. – Обойти… Вокруг пройти… Длинным путём … – невнятно бормотал он.

– Перегрелся дед, – сочувственно проговорил Уран.

– Вот характер: уже почти в обмороке, а хоть что-нибудь поперёк да надо сказать, – удивился Чонг. – Ишь чего придумал – лес обойти! Давайте-ка его скорее в тенёк отнесём и воды поищем.

Влад молча помог Чонгу отнести старика под дерево. Афродита осталась хлопотать над больным: укладывала поудобнее, обмахивала широкими листьями. Остальные разошлись, чтобы осмотреться, набрать воды, поискать ягод, грибов, а, возможно, и поохотиться, пока не стемнело. Прошло совсем немного времени и вдруг… Все деревья в лесу поменяли свои места. Уже не узнать было ни тропинок, ни полян. Разошедшиеся в разные стороны путники хотели понять, как вернуться обратно, но, пока они пытались сориентироваться, деревья снова изменили своё положение. Каждый почувствовал, что безнадёжно заблудился. «А ведь старик не хотел, чтобы мы входили в лес. Надо было его послушаться», – думали они, но было поздно: ни один из них не мог ни увидеть, ни докричаться до другого. Даже Афродита не могла выбраться из леса, несмотря на то что грифон в любой момент поднял бы её в небо: старик был слаб, его нельзя было оставлять одного, а верный Фараон никогда не подпускал к себе никого, кроме своей хозяйки, и не вынес бы из леса двоих. Афродита могла бы помочь уже пришедшему в себя Добронраву идти, но куда? Оставалось ждать.

Время шло. Все путники, заблудившиеся в лесу, понимали, что находятся не слишком далеко друг от друга и старались не уходить от того места, где потерялись, но деревья снова и снова перемещались, окончательно запутывая их.

И вдруг какая-то непреодолимая сила повлекла куда-то каждого сквозь незнакомый лес. Противиться ей было невозможно. Чем дальше они шли, тем отчётливее слышали знакомую мелодию, а чем громче она становилась, тем быстрее ноги несли их навстречу друг другу. И вот та же поляна у кромки леса. Но сами герои вернулись на неё уже другими: они радовались своему спасению и друг другу; каждый успел подумать о том, что будет с его миром, если он сгинет в лесу.

А было так. Случайно добравшись до поляны первым, пастух достал свой волшебный рожок. В родном мире пастухи возвращали с его помощью отбившихся от стада овец, а теперь рожок вывел из заколдованного леса всех избранных, и они могут двинуться дальше.

Из леса каждый вышел не с пустыми руками: кому-то удалось набрать грибов, кому-то – ягод, а Уран даже успел подстрелить из наскоро сделанного лука пару уток, из-за чего Афродита очень рассердилась. Решено было, пока не стемнеет, идти вдоль кромки коварного леса, а потом найти место для ночлега.

* * *

События дня, особенно злоключения в лесу, всех утомили, даже на разговоры сил уже не было. В тишине раздавалось только редкое птичье щебетание да плеск воды: в реке большая водяная змея пыталась расправиться со своей добычей. «Каких только странных тварей нет на белом свете!» – подумал Чонг, который всю жизнь прожил в городе. И тут старик опять затряс бородой, закатил глаза и что-то забормотал. Путники уже знали, что это неспроста, и стали внимательно прислушиваться к его словам. «Спасти… спасти … поможет путь пройти», – шептал он. Кого спасти? О чем это он? Вернее, о ком? Не сговариваясь, все посмотрели на борьбу, которая продолжалась в воде. Водяная змея извивалась в реке, а в её пасти что-то пищало и шипело, как горячий уголь, на который попала вода. Не раздумывая, Афродита подняла своего грифона в воздух, тот долетел до середины реки, бросился вниз и клювом выхватил из змеиной пасти маленький огненный шар. Подлетев к берегу, грифон бросил его на землю и опустил клюв в воду. Путники увидели, как из глаз могучего помощника Афродиты катятся изумрудные слёзы. «Бедный Фараон!» – воскликнула принцесса-целительница и бросилась залечивать ожоги своего крылатого друга. А маленькое, совершенно круглое огненное существо, вырванное из змеиной пасти, радовалось своему неожиданному спасению.

Скоро Фараон и Афродита присоединились к остальным, и все снова двинулись в путь. Спасённый огонёк катился перед ними, указывая верное направление. Все помнили слова старика и не сомневались в том, что обрели чудесного помощника, даже имя ему придумали – Огонёк-путеводник.

Следуя за своим проводником, герои прошли немалое расстояние и остановились на краю гигантского ущелья, в которое только благодаря реакции Урана не свалился круглый, как колобок, Огонёк.

* * *

Ливенгард посмотрел вниз – там простиралась гигантская расщелина, настоящая бездна.

– Мда, глубоко, – задумчиво проговорил учёный. – Нам же точно туда? – спросил он у Афородиты, указывая на другую сторону ущелья. Она утвердительно кивнула.

– И как же там оказаться? – почесал затылок Уран, привычно разминая кулаки. – Афродита может перелететь ущелье на грифоне, но ведь он никого, кроме неё к себе не подпускает.

Ливен решительно повернулся к спутникам и важно произнёс:

– Нужно сделать то, на чём мы сможем перелететь через пропасть. Для этого мне понадобится помощник.
Ненадолго воцарилась тишина. И вдруг Влад, от которого до сих пор никто не слышал ни слова, уверенно подошёл к Ливену:

– Я помогу. У меня есть идеи и нужные детали.
Ливенгард положил ему руку на плечо:

– Вот это настрой! Будем работать вместе!
Что ж, сказано - сделано. Изобретатели сразу приступили к работе. Время летело. К концу первого дня был готов чертёж идеального для перемещения через расщелину аппарата: большая вместимость, приличная скорость, а главное – движение по воздуху.

– Вы потратили столько времени, чтобы изобрести велосипед? – спросил Уран, разглядывая чертеж воздушного шара и совершенно не разбирая, что на нём изображено.

– Ой, да что ты понимаешь! – с ноткой обиды сказал Влад. – Простой воздушный шар не выдержал бы всех нас!

– А ну хватит пикироваться! Влад, нам ещё работать и работать! – неожиданно повысил голос обычно спокойный Ливен. По его лицу было понятно, что этот разговор его очень раздражает. Незнакомое слово и тон профессора охладили пыл спорщиков. Выдохнув, Влад повернулся к Урану:

– Лучше отправляйся за ветками, чтобы у нас был материал для изготовления корзины.

Уран кивнул и с готовностью кинулся выполнять задание. К нему присоединились Вальгард и Чонг. Через пару часов они принесли ветви. Весь следующий день под руководством изобретателей команда путешественников трудилась над созданием прочной и вместительной корзины для шара, и к вечеру она была готова.

– Итак, половина дела сделана, – сказал Ливен с гордостью. – Осталось сшить сам шар. Есть у кого-нибудь идеи, из чего? – как ни в чем не бывало обратился он к друзьям.
Все смотрели на него так, будто видели в первый раз. Энтузиазм и радость совместной работы сменились сначала удивлением, а вслед за ним и разочарованием. «Как? До сих пор не придумано, из чего сделать сам шар? Это ведь самое главное! На чертежах и расчётах никуда не улетишь!» – читалось на растерянных лицах.
И вдруг Афродита подпрыгнула и захлопала в ладоши, как ребёнок:

– Я знаю! Я!

Ливен расплылся в широкой улыбке:

– Правда? Тогда рассказывай!

– Я могу слетать на грифоне на ту сторону и найти что-нибудь, – сказала она так, что все сразу поверили: среди бескрайних гор, полей и лесов обязательно найдётся материал для воздушного шара. Ухватившись за призрачную надежду, Афродиту отправили на поиски.

Время ожидания тянулось медленно. С каждым часом друзья становились всё угрюмее и молчаливее, старик беспрестанно ворчал. Один Ливен не терял бодрости духа: опыт учёного подсказывал ему, что решение обязательно найдётся, а природный оптимизм и рабочий азарт помогали сохранить приподнятое настроение. И вот над горизонтом показалась точка, по мере приближения превратившаяся в грифона с наездницей на спине. Уже издалека стало видно, что Афродита возвращается не с пустыми руками: к спине грифона было привязано что-то большое и бесформенное. А вскоре принцесса уже спрыгивала со спины своего верного Фараона и торжественно вручала Ливену и Владу полотнище огромных размеров.

– Где ты это нашла?! – спросил Влад, изумлённо разглядывая плотную прочную ткань.

– А это секрет, – хитро улыбнулась девушка и хотела было вернуться к остальным, оставив изобретателей наедине друг с другом и с их вопросами, но, взглянув на осунувшиеся от непрерывной работы и бессонных ночей лица, сжалилась. – Далеко за горами начинается море. Сверху я увидела нарвавшуюся на рифы шхуну. Похоже, команда спаслась, покинув место крушения: ни на корабле, ни вокруг не было ни души. На наше счастье, парус шхуны уцелел. Посудине с пробоиной в борту он уже ни к чему, а для нас это настоящее сокровище! – рассказывала принцесса восхищённым слушателям. – Ливен был прав: главное не опускать руки и искать решение задачи – рано или поздно оно найдётся!

– Вот-вот, рано или поздно. Надеюсь, мы здесь потеряли не слишком много времени и успеем добраться до замка Дракона вовремя, – проворчал старик.
Но все были так рады, что в ответ на его ворчание только переглянулись и улыбнулись.


Ливен и Влад снова принялись за работу. Точно следуя своим расчётам, они раскраивали части огромного паруса и сшивали прочными нитками, которые нашлись в бездонном рюкзаке Влада. Не зная сна, изобретатели работали как одержимые. И вот долгожданный результат: к утру воздушный шар был готов.

Наконец-то можно снова отправиться в путь! Афродита привычным движением легко запрыгнула на спину Фараона, который тут же взмыл вверх, а остальные начали залезать в корзину шара: Уран, Чонг, Ливенгард, Вальгард, Добронрав и Влад расселись по кругу на плетёных сиденьях, а в горелку запрыгнул Огонёк-путеводник. Когда все заняли свои места и замерли в предвкушении полёта, Влад скомандовал Огоньку: «Поехали!» – тот ярко вспыхнул, всех обдало жаром, и шар медленно стал подниматься в голубое безоблачное небо.

* * *

И вот наши герои уже уверенно плывут по воздуху над огромным ущельем. Уран, Чонг и стрик с интересом смотрели по сторонам, любовались проплывающими внизу отвесными каменными склонами, блестящими речками и тёмно-зелеными лугами, видневшимися на другой стороне. Влад и Ливен крепко спали после тяжёлой работы. В тишине были слышны только их храп и ровное, тихое гудение пламени в горелке шара. Но не все отдыхали или любовались видами: пастух, закрыв глаза, вжался в плетёную стенку корзины и старался думать о лучшем: полёт явно не доставлял ему удовольствия. Мерное движение шара было недолгим. Переполненный впечатлениями, Уран неожиданно вскочил, и в восторге закричал: «Ура! Летим!» Шар начал качаться из стороны в сторону. Всех охватил такой ужас, что никто не мог вымолвить ни одного слова. В это мгновение вся жизнь пронеслась у каждого перед глазами. Только Чонг смог сохранить хладнокровие и принять правильное решение: он понял, что нужно вернуть смещённый центр тяжести и восстановить равновесие. Усадив Урана на место, все стали ждать, когда корзина перестанет качаться. Считаные минуты показались им вечностью. Каждый думал о том, что будет дальше, и никто не заметил, что в результате качания шар потерял скорость и стремительно направился вниз. Хорошо, что на борту было существо, не способное испытывать страх. Огонёк, почувствовав, что они падают, так поддал жару, что шар, хоть и не начал подниматься, но существенно замедлился. Герои наконец-то окончательно пришли в себя и стали спешно отрезать балласт, чтобы уменьшить вес шара и он мог вновь полететь вверх. Но поздно: шар неуклонно и стремительно приближался к высокой горе, столкновения было уже не избежать. От удара все потеряли сознание…

* * *

Ночь была чудесная: безоблачное тёмное небо посыпано звёздами, как блёстками; воздух напоён запахом свежести, ночных цветов, влажных и оттого ещё сильнее пахнущих трав; полная луна освещала каждую травинку, каждый лепесток, каждое пёрышко на мягких крыльях ночной птицы, которая замерла на ветке, словно любуясь этой картиной. Прекрасный ночной пейзаж нарушали только уродливые останки воздушного шара, который не рухнул на землю, благодаря деревцу, торчащему из склона горы. С него свисала рваная парусина, а внизу, почти у самой земли на стропах неподвижно висела большая перекошенная корзина, над которой так долго трудились наши путешественники.

Вскоре рядом бесшумно опустился грифон со всадницей на спине. Афродита с ужасом смотрела на место крушения. Она спрыгнула с Фараона, кинулась к корзине и с замиранием сердца тихонько спросила: «Есть кто живой?». В ответ раздался шорох, корзина качнулась, и из неё показалась голова профессора Ливена, проспавшего весь полёт и страшное происшествие.

– Боже, какая восхитительная ночь! – произнёс он.

– Да уж, лучше не придумаешь, – раздался в ответ старческий голос, за которым последовало кряхтение и тихий стон.

Ливенгард наконец огляделся и оценил ситуацию. Из восхищенного созерцателя красот природы он мгновенно превратился в серьёзного человека, перед которым поставлена задача, требующая срочного решения. Ливен аккуратно перебрался к Добронраву, осмотрел его ушибы, которые благодаря спасительному деревцу оказались не слишком сильными, затем выбрался на землю и помог пострадавшему. Влад, Чонг, Уран и Вальгард очнулись почти одновременно от голосов и сотрясания корзины. Кто, держась за голову, кто, потирая ушибы, они стали вылезать из плетёного короба. Путешественники постепенно приходили в себя, переговаривались, помогали друг другу. Наконец, радость от чудесного спасения окончательно овладела ими. Все шумно вспоминали полёт на шаре, снова шутили и смеялись так, будто еще совсем недавно не были на волоске от гибели. А Вальгард даже отметил, что, несмотря на боль от ушибов и ссадин, сейчас он чувствует себя куда лучше, чем в воздухе. Не обращая внимания на протесты Афродиты, которая отправилась собирать съедобные травы, Влад, Вальгард, Чонг и Уран пошли на ночную охоту.

Пришло время подумать, где можно укрыться, приготовить пищу и провести остаток ночи. Недалеко от места падения зиял тёмный вход в пещеру. Ночлег в пещере казался утомлённым путешественникам и желанным, и пугающим одновременно: кто знает, что может ожидать их в этой непроглядной темноте. Не раздумывая долго, Чонг взял с собой Огонька и осторожно вошёл внутрь. Огонёк вспыхнул, осветив высокие своды просторного и сухого каменного зала. Чонг осторожно обошёл его, заглянув в каждый тёмный закуток, и увидел, что из большого сводчатого зала в глубь горы уходит каменный коридор, видимо, бывшее русло подземной реки. Чонг прошёл по нему несколько метров и прислушался: было совершенно тихо. Тогда он позвал всех. Друзья вошли в пещеру, освещённую Огоньком, и с удовольствием стали располагаться, подготавливая место для ужина и ночлега. Дым от костра, разведенного недалеко от входа, уходил наружу, разнося по ночной долине аппетитный запах свежего жареного мяса. Почувствовав его, Фараон понёс свою хозяйку, уже набравшую ароматных трав, к пещере. Он хотел попасть внутрь, несмотря на то, что уже издалека стало видно: вход слишком мал для такого могучего существа. Фараон под добродушный смех путешественников пытался влезть в пещеру, но тут … Так бывает в горах: одно неосторожное движение или просто громкий звук могут привести к камнепаду. Фараон своим мощным натиском нарушил хрупкое равновесие, и камни, большие и маленькие, с грохотом посыпались на грифона.


* * *

– Фараон! Афродита! Отзовитесь! – кричали все наперебой, пока, наконец, из-за завала не послышался голос Афродиты:

– С Фараоном всё в порядке, он успел отлететь в сторону, хотя, конечно, испугался и меня напугал до смерти! Но теперь вход в пещеру завален. Как вы выберетесь оттуда?

Не дав своим товарищам ни опомниться, ни испугаться, Ливенгард совершенно спокойно произнёс:

– Не волнуйся, мы пройдём насквозь и выйдем с другой стороны. Устраивайтесь на ночлег, а утром пусть Фараон перенесет тебя через эту гору, чтобы встретиться с нами.

– Почему вы решили, что мы можем пройти сквозь гору? – удивлённо спросил Вальгард.

– Друзья! – приняв излюбленную позу профессора, стоящего перед студентами-первокурсниками, проговорил Ливен. – Дым от нашего костра затягивает в тот тоннель, значит, через него можно выйти наружу.

Не дожидаясь дальнейших разъяснений, Чонг нырнул в тёмный коридор, чтобы разведать дорогу. Вскоре его перегнал выкатившийся из костра Огонёк, и они вместе поспешили на поиски выхода. В пещере стало темно, лишь узкая полоска тусклого лунного света, чудом просочившегося сквозь щель между камнями, лежала на песчаном полу. Уставшая от потрясений этого долгого дня и наконец насытившаяся команда стала готовиться к ночлегу. Решив, что поиски выхода лучше продолжить утром, за Чонгом отправили Урана и Влада. Им пришлось двигаться по извилистому каменному коридору в кромешной темноте и, пройдя не больше двух десятков шагов, они совсем перестали видеть дорогу.

– Чонг! Где ты? – своим громовым голосом крикнул Уран. Это было роковой ошибкой: вместо ответа они услышали чудовищный грохот впереди. Это осыпался потолок подземного хода, отрезав их от Чонга и лишив надежды на спасение.

Чонг услышал крик Урана и страшный грохот, последовавший за ним тогда, когда уже почувствовал движение свежего воздуха и увидел впереди бледный свет. Он понял, что до выхода оставалось не больше сотни метров. Чонг обернулся и побежал обратно, навстречу страшным звукам, и вскоре увидел осыпавшиеся своды подземного хода. В его глазах были ужас и растерянность. Но, спустя уже несколько секунд, он стал неистово бить своим посохом об землю. На месте каждого удара появлялся ещё один Чонг – точная копия настоящего. Ещё и ещё! И вот уже целый отряд, состоящий из совершенно одинаковых бойцов, заполнил длинный подземный ход. Выстроившись цепью до самого выхода, двойники Чонга стали передавать друг другу тяжёлые камни. Самые большие каменные глыбы приходилось сдвигать сообща и с трудом перекатывать по направлению к выходу. Работа не прекращалась ни на минуту. Двойники теряли силы, но и не думали останавливаться, ведь они были точными копиями Чонга, и каждый из них готов был отдать жизнь, чтобы спасти своих друзей. Они разбирали завал уже несколько часов и вот уже начали слышать голоса, доносящиеся с другой стороны. Пленникам, оказавшимся в каменном мешке, некуда было убирать тяжёлые глыбы, да и оставалось их в западне всего пятеро, включая немощного старика. Оставалось только ждать и надеяться на Чонга. Никто и предположить не мог, какая команда трудится для их спасения! Прошло ещё несколько часов. Еще один камень – и Чонг сможет увидеть товарищей через дыру в завале. Поблагодарив от всего сердца своих помощников, Чонг начал бить обратным концом посоха об землю, и они один за другим исчезали, словно и не бывало.

– Уран! Вальгард! Влад! Вы меня слышите? – спросил Чонг, прижимаясь к камнями, отделявшим его от остальных.

– Да, да, слышим! – донеслись в ответ знакомые голоса. Уран без сознания, на него упал большой камень. Надо быстрее выбираться отсюда, но как?!

– Я сейчас отойду подальше, а вы вместе попытайтесь толкнуть верхний камень в мою сторону, – сказал измученный Чонг.

Друзья так и сделали. Упав на песок, камень открыл в завале большую дыру, через которую они смогли наконец-то увидеть друг друга! Радости не было предела. Вскоре Вальгард и Влад без труда перенесли на сторону Чонга беспрестанно ворчавшего старика и, приложив немало усилий, перетащили не приходящего в себя Урана. Друзья решили дождаться, пока Уран очнется, и потом вместе отправиться к выходу, до которого было около восьмисот метров. Сменяя друг друга возле Урана, они дремали по очереди, а наутро, как и предполагал Чонг, могучий воин очнулся, и все отправились к выходу из пещеры. Всю дорогу старик ворчал, называл Фараона «глупой курицей», а Урана и «дубиноголовым великаном», говорил, что от них вечно одни неприятности и вообще непонятно, зачем они команде избранных. Но все, включая Урана, были так рады своему спасению, что не обращали внимания на его ворчание.

Первым из пещеры весело выкатился Огонёк-путеводник, а вслед за ним выбрались и остальные. Оказавшись на свободе, герои зажмурили глаза от яркого света. И тут на траву упала большая тень – это Афродита спускалась к ним, ловко управляя своим грифоном. Едва лапы Фараона коснулись земли, Афродита бросилась к друзьям. Она кричала от радости, перебегала от одного к другому, заключая в объятия. Влад и, как ни странно, Уран тоже бегали и кричали, словно поддавшись её настроению. Ливенгард, Вальгард, Добронрав и Чонг спокойно и снисходительно наблюдали за их бурным выражением радости.

– Хорошо, что мы выжили! Хорошо, что вы выжили! У меня сердце замерло, когда вас завалило! – в десятый раз сказала Афродита, наконец остановившись.

И только тогда все заметили огромную груду тяжёлых камней. Было ясно, что эти камни Чонгу пришлось вытащить из пещеры, когда он разбирал завал. Но разве это под силу одному человеку?! Даже вместе они не смогли бы и за неделю проделать такую работу. Все с удивлением посмотрели на Чонга.

– Ну а как иначе? Не мог же я оставить вас умирать, — с едва заметной ноткой гордости сказал Чонг, пожал плечами и застенчиво улыбнулся.
Было ясно, что пора отправляться дальше.


* * *
* * *

– Огонёк, пора в путь, веди нас дальше! – сказал Уран, и друзья приготовились следовать за Путеводником. Но тут вмешалась Афродита:

– Думаю, Огонёк уже сослужил нам службу, и мы нашли то, что искали.

Все в недоумении посмотрели на неё.

– Стоит зайти за этот уступ, как вы увидите замок на вершине горы. Мы с Фараоном пролетали над ним по пути сюда.

Каждый почувствовал, что его сердце забилось быстрее: неужели они у цели и вот-вот увидят Дракона? Не сговариваясь, путешественники устремились к выступу скалы.

– Стойте! – крикнула Афродита. – Я ещё не всё рассказала… – по выражению её лица было понятно, что следующая новость никого не обрадует. – Вход в замок внутри горы. Дверь охраняет страшный великан. Справиться c ним будет непросто.

Друзья остановились, раздумывая, что делать дальше.

– Пойдемте сначала посмотрим на него, – предложил Вальгард.

Других идей не было, и команда направилась к уступу. По пути Ливен то и дело останавливал всех, уговаривая не шуметь, чтобы раньше времени не привлечь внимание великана. И вот, по очереди выглядывая из своего укрытия, путники уже рассматривают гору, вершину которой венчает тёмный замок и невероятных размеров воина, преграждающего дорогу ко входу. Мысли о том, чтобы одолеть это чудовище, покинули даже Урана…

– Зато совершенно очевидно, что это последнее испытание на пути к Дракону, – раздался тихий, но бодрый голос Ливена.

– Во-во, похоже на последнее, – ворчливо буркнул старик.

– Доверьтесь мне, – словно не замечая общего уныния, продолжал Ливен. – Там, где нет шансов одолеть соперника при помощи физической силы, нужно прибегнуть к силе разума. Я готов выступить переговорщиком.
И не успели друзья опомниться и осознать услышанное, как Ливен уже вышел из-за выступа скалы и шагнул к великану.

– Здравствуйте, друг мой, – сказал он спокойным и приветливым голосом.

– Уходи отсюда, – грозно перебил его великан. – Никто не должен подходить ко входу в замок. Я не буду повторять дважды.

– Любезный, выслушайте меня, пожалуйста, – будто не услышав угрозы, продолжал профессор, – нам необходимо здесь встре…

Великан взмахнул своей могучей рукой, и Ливенгард, кубарем полетев к скале, так сильно ударился о камни, что мгновенно потерял сознание, а страшный привратник продолжил ходить взад-вперед перед входом, даже не взглянув в его сторону. Чонг и Вальгард быстро оттащили несчастного профессора за выступ скалы, и Афродита сразу начала приводить его в чувство.

Остальные решали, что делать дальше. Сначала думали, как незамеченными попасть в замок; потом Влад пытался справиться с задачей с помощью содержимого своего рюкзака; Добронрав ни с кем не соглашался, но пока ничего и не предлагал, а Уран был уверен, что не стоит тратить время на раздумья, раз битвы уже не избежать. В это время Огонёк вдруг начал искриться и загорелся высоким пламенем. От яркой вспышки все прикрыли глаза, а когда огонь стал спадать и потух, герои увидели на месте Огонька раскалённый клинок. Они сразу поняли, что чудесный помощник подсказывает им, как победить великана. Чонг протянул руку к клинку, но не смог даже прикоснуться к нему. Влад и Вальгард поочерёдно попытались поднять клинок, но лишь обожгли пальцы. Тогда Уран без колебаний сжал рукоятку и … не ощутил боли. Все удивлённо смотрели, как спокойно и уверенно он держит в руках горячий металл. Уран чувствовал, что это оружие предназначалось именно ему.

– Не сомневайтесь, я знаю, что делать, – сказал он и вышел из укрытия. Все затаили дыхание, даже Добронрав перестал ворчать, а пришедший в себя Ливенгард, увидев стоящего перед великаном друга, тихо застонал.

На это раз гигант ударил без предупреждения. Видно, его не на шутку разозлило упорство непрошеных гостей. Урану удалось увернуться от удара. Великан явно не ожидал от него такой ловкости и не мог подумать, что имеет дело с опытным соперником. Уран пошёл на гиганта, рывком оказался возле него и ударил изо всех сил. Великан пошатнулся, на его плече все увидели глубокую рану и страшный ожог.
Чудовище рассвирепело, боль и ярость придали ему силы: он сбил Урана с ног, ещё удар и ещё. Не успевая подняться, Уран размахивал волшебным клинком, но не мог поразить врага. Друзья оцепенели от ужаса. Молодой воин захватил горсть песка и бросил в лицо великана. От неожиданности и рези в глазах тот оцепенел. "Время остановись!" – задыхаясь, крикнул Уран. И всё вдруг замерло: замер разъярённый исполин, путешественники, спрятавшиеся за уступом скалы, даже ветер прекратил своё движение. Только Уран, вскочив на ноги, бросился вперёд, и в одно мгновение его клинок располосовал грудь противника. Тут всё снова пришло в движение. Очнувшийся великан почувствовал боль и увидел новые раны на своём теле. Он не мог понять, что происходит и снова ударил соперника своим могучим кулаком. Друзья с ужасом увидели, что Уран оседает на песок, а на его лице зияет пустая кровоточащая глазница. Крики ужаса раздались из-за уступа. Решив, что битва уже окончена, чудовище обернулось и большими шагами направилось прямо туда. «Время... остановись...» – прошептал Уран. Превозмогая боль, из последних сил он сделал мощный прыжок, настиг великана и вонзил в шею гиганта раскалённое волшебное лезвие. И тут время возобновилось. Все увидели, как израненный и лишившийся в этом сражении левого глаза Уран стоит возле поверженного великана, а в его руках пылает алым огнём чудесный клинок-спаситель.

Все бросились к другу. Казалось, ликованию не будет конца. Афродита, с трудом высвободив победителя из радостных объятий друзей, стала промывать многочисленные ссадины и ушибы и перевязывать раны славного воина.

– Я думал, ты можешь только раскачивать воздушные шары и устраивать камнепады. Беру свои слова обратно, – сказал Добронрав и, по-отечески похлопав сидящего на земле Урана по плечу, улыбнулся впервые за долгое путешествие. Эта улыбка, чудесно преобразившая его вечно недовольное лицо, так поразила всех, что каждый вдруг подумал: "А старику все-таки удивительно подходит его имя!"
Несмотря на усталость и боль, Уран не хотел медлить ни минуты.

– Путь в замок наконец-то свободен. Пойдемте, Дракон и так слишком долго нас ждал! – сказал герой.

С замиранием сердце друзья открыли тяжёлую дверь. За ней оказалась высокая винтовая лестница, ведущая вверх сквозь гору к самому замку. Уран первым начал подниматься по каменным ступеням. Оставив Фараона, который не мог протиснуться через дверь, охранять вход и встречать остальных избранных, Афродита шла следом за Ураном, Вальгард и Влад помогали Добронраву преодолевать крутой подъём, Чонг замыкал шествие.
ЧАСТЬ III
ПО ДОРОГЕ ВДОЛЬ РЕКИ
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
Жребий идти по дороге, усыпанной разноцветными камнями, выпал белокрылому Йолю, не выпускавшему руки маленькой Эри, мастеру боевых искусств Лань Цину, Эмили, которая понимала язык природы, и Джихё, умеющей заглядывать в прошлое. Эри нисколько не боялись испытаний и была уверена, что с её новым другом Йолем можно преодолеть любые трудности. Йоль же был рад возможности присматривать за девочкой, чтобы защитить её в случае опасности. Эмили и Джихё быстро нашли общий язык и щебетали, как давние подруги. Лань Цин был доброжелателен, но молчалив и сдержан: опыт подсказывал ему, что разумней будет сохранять энергию звука, пробуждающую силу Цзынь.

Избранные уверенно шли по разноцветной дороге, но вскоре почувствовали, что камешки стали влажными, а под ногами начала появляться вода. Постепенно дорога превратилась в неглубокий прозрачный ручей. Посовещавшись, герои решили не сходить с пути и пошли прямо по его дну. Ручей становился всё глубже, а камни под ногами – всё крупнее. Пришлось продолжать путь, шагая, а то и перепрыгивая с одного на другой. И вот уже не ручей, а настоящая река разлилась вокруг путников. Вода бежала навстречу, плескалась и шумела. Этот шум усиливался, пока не превратился в настоящий грохот: на пути героев встал величественный водопад. Все остановились, заворожённые красотой и силой сверкающего потока, который падал с огромной высоты. Но не только красота водопада остановила путников. Все видели, что большие камни, по которым они шли, уводят прямо под тяжёлые струи. Поток с такой силой разбивался об их твердую гладкую поверхность, что водяная пыль поднималась высоко над рекой и зажигалась десятками маленьких радуг. У путников захватило дух от мысли, что нужно пройти сквозь бурный водопад, с мощью которого им точно не совладать.

Тем временем Эмили увидела с двух сторон от водопада могучие дубы, и ей пришла в голову неожиданная мысль.

– Возможно, я смогу договориться с деревьями, чтобы они раздвинули потоки воды своими ветвями, и тогда мы сможем пройти дальше, – сказала она.

Все, разумеется, согласились, но никто не был уверен, что у Эмили получится задуманное, потому что дубы выглядели очень старыми и хмурыми.
По камням Эмили выбралась из реки, вскарабкалась по высокому берегу, подошла к дубу и обратилась к нему с такими словами:

– Здравствуй, могучий дуб! Мы не причиним тебе вреда! Мы просто хотим, чтобы вы с братом помогли нам пройти через водопад. Если мы не сможем этого сделать, то Дракон, которого мы идём спасать, погибнет, и все наши миры погибнут вместе с ним. Помогите нам, пожалуйста!

Пока Эмили произносила свою речь, все с удивлением смотрели на дуб. Казалось, он склонил ветви и развернул волнистые зелёные листья к хрупкой девушке, будто прислушиваясь. Когда Эмили замолчала, дуб выпрямился. Наступила тишина. Все замерли в ожидании. Словно от порыва ветра, заколыхалась и зашумела листва. Но никакого ветра не было, и все поняли, что дуб отвечает на их просьбу. Как только листья перестали шелестеть, Эмили спустилась к товарищам.

– Деревья помогут нам, если мы сможем отгадать их загадку. Но у нас есть только одна попытка! Мы должны ответить, кто одновременно старше и моложе всех на свете.

Все задумались и замолчали. Время шло. То и дело лицо одного или другого избранного озарялось догадкой, но все предложения были отвергнуты: ни глубокий старик, ни нежный младенец, ни свежее утро, ни поздний вечер, ни древние скалы, ни молодые ростки не могли обладать и старостью и молодостью одновременно.

– Я знаю! Знаю! Это само время! Время было всегда и рождается каждое мгновенье! – радостно воскликнула Эмили.

– Точно! Время! Эмили, какая же ты молодчина! – кричали все наперебой, а едва успокоившись, обернулись к дубу. На глазах изумлённых путников два зеленых великана медленно протянули ветви к водопаду и раздвинули бурный поток воды, открыв нашим героям путь.

Пройдя сквозь водопад, избранные оказались в лесу, полном красок и звуков. От удивления все остановились как вкопанные. Вместо деревьев в этом лесу росли огромные грибы: разноцветные сыроежки, желтые лисички, нарядные красные мухоморы и бурые боровики закрывали небо своими огромными шляпками. Под стать грибам была и трава: в её зарослях нетрудно было заблудиться.














– Тут красиво, но как-то жутковато, – тихо сказала Эри, крепче сжимая руку Йоля.

– Мне кажется, тут небезопасно, – поддержала её Джихе.

– Делать нечего, дорога привела нас сюда, значит нужно пройти через этот странный лес, – сказал Лань Цин и уверенно пошёл в грибные заросли.

За ним устремились все остальные. Так они шли довольно долго. Солнце, с трудом пробивающееся между шляпками грибов-гигантов, клонилось к горизонту, и путники решили устроиться на ночлег. К счастью, Лань Цин нёс с собой ту самую палатку, в которой дожидался всех героев на Перекрёстке миров. Она оказалась довольно большой, и места в ней хватило всем. Недалеко от палатки развели костёр и стали жарить на огне кусочки гигантской сыроежки. Весь вечер звучали шутки о грибниках, которые готовы сутками бродить лесу, чтобы набрать корзину грибов – вот бы рассказать им об этом удивительном месте! Вскоре совсем стемнело, путники потушили костёр, забрались в палатку и быстро заснули. Все так устали, что не видели снов. Да и может ли быть сон удивительнее, чем то, что произошло с ними за этот день!
Утром путешественники собрали палатку и отправились дальше. Вскоре они подошли к крутому песчаному склону. Внизу сверкало на солнце большое светлое озеро.

– Похоже, нам туда, – сказал Лань Цин, указывая на разноцветные камни, выглядывающие из воды и лежащие на противоположном берегу.

– Только как мы спустимся с этого склона, не свернув себе шею? – спросила Эмили.

– И на чём переправимся через такое большое озеро? – поддержала её Джихё.– Йоль может перелететь через озеро и перенести малышку Эри. А как же остальные?

– Пока не знаю. Давайте вместе решать, как это сделать, – сказал Лань Цин и потёр переносицу.

Пока взрослые думали, Эри слонялась неподалёку. Сначала она ходила туда-сюда, залезала в пучки травы, напоминающие в этом лесу высокие густые кусты, а потом пошла к грибу, чуть поменьше её самой, и от скуки начала пинать его ногой. Через пару минут гриб не выдержал натиска и сломался. Довольная Эри отправилась крушить остальные, росшие поблизости. Те, что были помельче, ломались сразу; те, что покрупнее, приходилось усердно толкать и трясти, прежде, чем шляпки шумно упадут на землю. Эри вошла во вкус и с азартом набросилась на огромный, как дерево, гриб, каких было много в этом странном лесу. Раззадорившаяся девчонка колотила его, пинала ногами, трясла, но гриб не поддавался: его большая круглая шляпка оставалась на месте. И тут Эри осенило: а что если спуститься по песчаному склону на этих шляпках, как на ватрушках по снежной горке? Обрадованная, она сразу побежала к Джихё, пару раз дёрнула её за одежду и начала торопливо рассказывать свой гениальный план. Но та лишь строго сказала:

– Эри, сейчас я не смогу с тобой поиграть. Мы обсуждаем очень важный вопрос, не отвлекай нас, пожалуйста, – и вернулась к разговору со старшими.

Девочка расстроилась, что её не воспринимают всерьёз, но решила не отступать и рассказать обо всём Лань Цину, которого считала самым серьёзным и мудрым из всех – он-то точно её послушает! Эри побежала к нему и дёрнула за концы ханьфу:

– Лань Цинь! Лань Цинь! Я придумала, как нам спуститься вниз!
Молодой воин сразу же наклонился к ней и спросил с искренним интересом:

– Что же ты задумала?

– Можно срубить шляпки грибов и скатиться на них по склону, как на ватрушках!

– Неплохая идея, – оживился Лань Цинь. Тогда давайте придумаем, как срезать шляпки больших грибов. Забираться по гладкой ножке на самый верх довольно долго, а подпрыгивать так высоко, чтобы срубать их, я не могу.

– Я могу! – отозвался Йоль, – я умею изменять свои перья: буду делать их острыми и срезать крыльями шляпки.

– Отлично! Тогда приступим!

Эри в восторге захлопала в ладоши:

– Это я! Я придумала!

Скоро большие прочные и лёгкие грибные шляпки начали падать с глухим грохотом на землю, заставляя вздрагивать всех, кроме невозмутимого Лань Цина.

Наконец Йоль срезал четыре шляпки и стал спускаться. Но вдруг, к ужасу путешественников, которые наблюдали за ним снизу, из одной обезглавленной ножки начал бесшумно вылезать страшный тысячезубый червь.










Обычный червивый гриб, конечно, никого бы не удивил, но в этих гигантских грибах и черви оказались огромными! Йоль не замечал чудовище, и Лань Цин громко крикнул:

– Йоль, берегись! Скорее спускайся! Все быстро прячьтесь!

Повернувшись, Йоль увидел прямо перед собой отвратительную безглазую голову с жуткой раскрытой пастью и едва успел увернуться от неё. Никого не пришлось уговаривать, ведь от одного вида этого существа кровь стыла в жилах. Друзья ринулись к пучкам травы, которые здесь казались густыми зарослями. Йоль спрятал дрожащую от страха Эри под своим крылом, Эмили и Джихё крепко схватились за руки. Только теперь они увидели, что Лань Цин и не собирался никуда прятаться. Он в полный рост стоял на том же месте и будто ждал, когда жуткая тварь приблизится к нему. Как только зубастая пасть оказалась на расстоянии вытянутой руки от воина, он подпрыгнул и сильным ударом своего верного меча разрубил червя пополам. Но тут случилось неожиданное: вместо того, чтобы испустить последнее дыхание, червь превратился в два столь же отвратительных существа чуть меньшего размера – по одному из каждой половины. Из укрытия раздались возгласы удивления и ужаса, но сдержанный Лань Цин только недовольно фыркнул и закатил глаза. Он сражался с червями, а их становилось больше и больше, хотя сами они становились всё меньше. Теперь Лань Цин решил использовать технику Шести Совершенств: он оттолкнулся от земли и высоко подпрыгнул. Наблюдавшим за ним из укрытия показалось, что он на мгновение завис над землёй, а потом молниеносно написал мечом в воздухе какой-то сложный тайный знак – и черви разлетелись на тысячи крошечных червячков, похожих на те, которые каждый из нас видел в обычных грибах. Червячки дождём посыпались на землю, в страхе расползлись в разные стороны и исчезли из виду. Лань Цинь спокойно убрал меч в ножны и сказал так, будто ничего не случилось:

– Можно выходить из укрытия, нам больше ничего не угрожает.

Первой из гигантских зарослей травы, подпрыгивая от восторга, выскочила Эри, за ней – все остальные. Йоль, улыбаясь, крепко жал руку воина, девушки благодарили и обнимали его. Все стали шумно обсуждать битву, вспоминать самые захватывающие и страшные моменты, восхищаться мастерством Лань Цина и радоваться тому, что опасность миновала и, наконец, можно двинуться дальше.

* * *

У-у-у-у-у-у-ух! Один за другим, кто с восторженным визгом, кто с криком ужаса, путешественники скатывались с крутого склона и попадали на голубую гладь озера. Шляпки-лодочки ещё некоторое время вращались в воде, сердце колотилось, но скоро шляпки остановились, и все спокойно вздохнули. Было тихо. Ни течение, ни ветер оживляли вод озера. О том, чтобы сделать вёсла никто заранее не позаботился, а смещаться на край шляпки, чтобы грести ладонями, было рискованно. Путешествие подбрасывало героям новую задачу, которую пока никто не мог решить. Вдруг Йоль, который кружил над озером, увидел плавающие на поверхности воды зелёные полоски водорослей, и его мысли сами сложились в цепочку: подлетев к воде, юноша начал вытаскивать длинные тонкие растения и сплетать их между собой. Потом он бросил концы импровизированных верёвок каждому из друзей и крикнул:

– Обвяжите водорослями остатки от грибных ножек!

Дождавшись, пока все привяжут растения, он несильно дёрнул концы зелёных нитей, и большие плавучие шляпки закачались на воде. Убедившись, что все плотно привязаны, Йоль полетел быстрее, таща за собою грибной флот с довольными пассажирами. Солнце сияло, веселые разноцветные стрекозы висели в воздухе, приятно пахло озёрной травой и грибами – что за чудесная прогулка! Шляпки уверенно приближались к берегу с разноцветными камнями, и тут Йоль почувствовал, что водоросли тянут его к воде. Посмотрев вниз, он с ужасом заметил, что плоты затягивает под воду. Под крики товарищей, громко хлопая крыльями, Йоль принялся что есть мочи тащить их вверх, но неизвестную силу было не перебороть. Она вырвала из рук небесного жителя верёвки, оставив его в одиночестве с поломанными когтями и кровоточащими ладонями.

Все плывшие на шляпках-плотах оказались на дне озера. Потрясённые герои даже не поняли, как им удаётся дышать под водой. Лан Цынь осмотрелся: все целы. Но порадоваться этому никто не успел, потому что неожиданно они оказались в западне: диковинные чудовища, то ли рыбы, то ли звери с лицами людей, накинули на них сеть. Испуганные друзья пытались высвободиться, махали руками, перебирали ногами, но в результате только запутывались ещё больше. Лань Цин, спелёнутый сетью, умудрился вытащить свой меч и проделать в ней небольшую дыру, через которую выбрался и вступил в бой с напавшими на них существами. Оказать достойное сопротивление мастеру боевых искусств они не могли, но в последний момент одно из чудищ протрубило в духовой инструмент, напоминающий узкую туго закрученную раковину – появилась подмога, Лань Цина сильно ударили по голове, в глазах у него потемнело...

Очнулся он рядом с товарищами в подводном гроте, закрытом решёткой. Снаружи маячил уродливый охранник – рыба с человеческим лицом и руками вместо передних плавников.

– Сильно болит? – сочувственно спросила потиравшего затылок Лань Цина Джихё.

– Не волнуйся, со мной всё нормально. Есть идеи, как выбраться отсюда?

Ответом ему было молчание, ведь пока воин был без сознания, пленники пытались придумать план освобождения, но так ни к чему и не пришли. Лань Цин внимательно осмотрелся. Его лицо стало решительным. Не говоря ни слова, он метнулся к выходу из грота и, просунув руку сквозь прутья, схватил за жабры охранника и прижал его к решётке. Перепуганное чудище взвыло от боли.

– Что вам от нас нужно? Кто командует вами? – медленно и грозно спросил Лань Цинь, глядя на него.

Под пронизывающим насквозь взглядом охранник затрясся. Перепутанный до смерти, он с трудом прохрипел:

– Умоляю, пощадите! Я вам всё расскажу, только, наклонитесь ко мне, а то госпожа может услышать, тогда и мне и вам будет плохо! Все прильнули к решетке.

– Когда-то у нашей госпожи на пальце сияло кольцо, в котором была заключена её удивительная красота. Каждый день красавица Сирена поднималась на поверхность и пела волшебные песни. Каждый, кто видел и слышал её, сам становился красивее и добрее. Но однажды, когда Сирена пела и танцевала над водой, какая-то птица украла чудесное кольцо. Вместе с кольцом госпожа потеряла свою красоту и добрый нрав. Она стала такой страшной, что теперь злится на весь белый свет! Сирена окружила себя уродливыми слугами, в которых превращает людей и зверей, затянутых ею под воду.

– Передай своей госпоже, что у нас есть друг, который может помочь ей найти своё кольцо, – сказал Лань Цинь уродцу и разжал железные пальцы. Стражник умчался, оставив взволнованных пленников обсуждать услышанное и восхищаться находчивостью друга.

Через некоторое время охранник вернулся и сообщил, что госпожа желает срочно их видеть. Он выпустил избранных из грота и повел к Сирене, которая уже рвала и метала в ярости, от того, что они идут к ней так долго. Наконец разъярённая Сирена увидела пленников.

– Почему вас приходится ждать? – закричала она, глядя на них и, не дожидаясь ответа, продолжила: Что? Страшная?





















Эри схватила Лань Цина за руку и шепнула ему:

– Скажи ей что-нибудь приятное.

– Что она красивая? Но я не умею врать. Я мастер боевых техник, а не слов, – так же шёпотом ответил Лань Цин.

– Ты же такой умный, – поддержала малышку Джихё. – пожалуйста, придумай что-нибудь!

– Ты же такой умный, – поддержала малышку Джихё, – пожалуйста, придумай что-нибудь!

– Постараюсь, – шепнул Лань Цин, вышел в центр, посмотрел Сирене прямо в глаза, поклонился, откашлялся и начал свою речь:

– Приветствую тебя, повелительница. Не буду скрывать, нам, действительно, было страшно, но не от того как ты выглядишь, а от того, как твои подданные встретили нас. Ты же по-своему прекрасна, как и каждое живое существо, ведь настоящая красота у нас внутри, нужно только научиться видеть её, а я умею это делать.

Ярость Сирены сменилась на милость:

– Благодарю, давно не слышала ничего подобного,– улыбнувшись, отчего стала ещё страшнее, сказала она. – Мне доложили, что на поверхности у вас есть друг, который может помочь мне найти кольцо. Это правда?

– Это так, всё верно. Но прежде нам нужно рассказать ему обо всём. Кого бы мы могли отправить наверх в качестве посыльного? Может быть, Эри: она мала и беспомощна – тебе нечего опасаться.

Сирена отдала приказ и девочка в сопровождении уродливого слуги отправилась на встречу со своим другом.

Оказавшись на поверхности, Эри крикнула, и взволнованный Йоль тотчас подлетел к ней. Пока девочка взахлёб рассказывала ему о поручении Сирены, беловолосый юноша рассматривал её с беспокойством.

– Эри, я сделаю всё, чтобы найти кольцо и спасти вас, – уверенно сказал он.

– Почему ты так странно на меня смотришь? – удивилась девочка.

– Я вижу, что мне нужно очень спешить, – вместо ответа сказал Йоль. Его голос звучал тревожно.

Эри посмотрела на воду и увидела своё отражение: за время, что она провела в подводном царстве, у неё появились жабры, перепонки между пальцами и прозрачная мелкая чешуя уже покрыла тоненькие руки. Эри расплакалась. Но как только Йоль попытался обнять, чтобы успокоить, девочку стало быстро затягивать в водоворот.
Напряжённо проследив, как Эри и её странный спутник скрылись под водой, Йоль ринулся к берегу и начал перелетать от дерева к дереву, заглядывая во все гнёзда, которые видел. Через пару часов он понял, что шансов найти кольцо таким образом у него совсем мало. Тогда юноша уселся на самой высокой ветке огромного дерева. В тот же миг его крылья стали тяжелыми и сверкающими. Йоль с трудом вытащил одно большое перо. Вернув крыльям прежний вид, он громко заговорил на межптичьем языке, известном каждому небесному жителю, и вскоре к нему слетелись самые разные пернатые. Зная, как многие птицы падки на блестящее, Йоль показал им удивительную драгоценность.

– Это перо самой Жар-птицы, я отдам его тому, кто принесёт мне кольцо Сирены, – сказал он. Золотое перо блестело на солнце так, что даже птицам трудно было смотреть на него.

Но как же всем хотелось обладать им! Крича и торопливо хлопая крыльями, птицы разлетелись кто куда. Не прошло и нескольких минут, как к Йолю выстроилась огромная очередь крылатых с разными вещицами в клювах: у кого была какая-нибудь побрякушка, у кого монета или драгоценный камушек. Зоркий взгляд Йоля быстро выхватил красивое кольцо с большой жемчужиной словно лежащей в золотой раковине. Он подозвал к себе небольшую вертлявую сороку, державшую волшебное кольцо в чёрном клюве. Та подскочила с довольным видом, положила драгоценность ему на колени и выжидающе заглянула в глаза. Йоль отдал ловкой воровке награду, взял кольцо и полетел к злосчастному озеру.

Долго он просидел на берегу, ожидая, когда над водой появится Эри или кто-нибудь из слуг Сирены и, наконец, увидел свою маленькую подругу.

– Эри! Я нашёл кольцо! Но я отдам его подводной повелительнице только взамен на вашу свободу. Не успел он произнести эти слова, как сама Сирена, не дождавшаяся возвращения посыльных, показалась из воды. Увидев её, Йоль с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть. Он медленно разжал ладонь и показал свою находку.

– Отдай мне кольцо! Скорей же! – Сирена вся тряслась от нетерпения.

– Я верну его тебе, как только мои друзья окажутся на берегу, твёрдо сказал Йоль и накрыл кольцо ладонью.

Глаза царицы потемнели от ярости, ведь она не привыкла к тому, чтобы её приказы не исполнялись мгновенно. Но желание вернуть свою красоту было так велико, что она тут же приказала слугам отпустить и перенести на берег всех заложников. В голове Сирены мелькнула было мысль оставить под водой красивого и сильного Лань Цина: он мог бы охранять её и услаждать слух мудрыми речами. Но, бросив взгляд на решительное лицо Йоля, поняла, что торговаться бессмысленно. Миг – и из воды уже показались взволнованные избранные. Как же они обрадовались, увидев друга! Сердце белокрылого юноши тревожно забилось, ведь друзья изменились до неузнаваемости: у всех появились жабры, чешуя и перепонки. Ещё немного, и они превратятся в таких же странных и отвратительных чудищ, что прислуживают Сирене. Так вот откуда у неё эта страшная свита!

– Ну же! – повелительно крикнул Йоль.

Сирена трижды хлопнула хлопнула в ладоши, и в мгновение ока недавние пленники оказались на берегу. Без промедления Йоль подлетел к царице и вручил ей маленький волшебный предмет – источник её вечной молодости и красоты.

Затаив дыхание все следили, как Сирена дрожащими руками надевает на палец заветное кольцо. Внезапно появившийся тёплый ветер пробежал по глади озера, и оно покрылось серебряными бликами-улыбками. Все деревья, что росли на берегу, протянули к Сирене свои ветви, птичий гомон наполнил воздух, рыбы высунули из воды свои головы. Под пологом прозрачного серебряного тумана в центре озера все увидели необыкновенную красавицу с сияющими глазами. В её длинные развевающиеся волосы были вплетены белые водяные лилии.

– Что со мной было? – пропела Сирена чудным голосом. – Сейчас словно пелена упала с моих глаз. Сколько горя я принесла другим, страдая от своего уродства!

Он снова трижды хлопнула в ладоши – и берег заполнила шумная толпа людей и зверей, которых она когда-то утащила под воду. Всем им царица вернула прежний вид. Они радостно обнимались, смеялись и благодарили избранных за своё чудесное спасение. А Сирена запела. Она пела, и слёзы очищения катились по её прекрасному лицу. Под это волшебное пение бывшие слуги подводной царицы забывали о своей боли и обидах, зато вспоминали о том, куда им нужно спешить, чтобы обрадовать близких своим появлением. Вскоре освобождённые невольники разошлись кто куда, а счастливая
Сирена скрылась в водах озера.

* * *

* * *

Оказавшись наконец вместе, герои шумно радовались и не уставали благодарить Йоля и Лань Цина за находчивость, упорство и смелость. Но пришло время решать, куда двигаться дальше. Большие цветные валуны выглядывали из озера и украшали зелёный берег, а больше ни одного камня вокруг не было видно, только песок на берегу и дальше – густая высокая трава, несколько деревьев и вдалеке горы, покрытые лесом. Осматривая берег, Джихё увидела странные следы. Отпечатки огромных лап были расположены так, будто гигантский зверь долго ходил здесь кругами. Недалеко торчали два толстых сломанных дерева, уже увитых зелёным плющом и неприметных для глаз.

Осматривая берег, внимательный Лань Цин увидел странные следы. Они были расположены так, будто гигантский зверь долго ходил здесь кругами. Недалеко торчали два толстых сломанных дерева, уже увитых зелёным плющом и неприметных для глаз.

– Интересно, какое существо могло сломать такие могучие деревья и чьи лапы оставили эти огромные отпечатки? – задумчиво проговорил Лань Цин. Все подошли посмотреть на удивительные следы.

Джихё присела на корточки и положила ладонь на землю. Внезапно её охватил страшный холод. Все видели склонившуюся над огромным следом девушку, но она была уже не здесь: сознание перенесло её в далёкое прошлое. Джихё видела, как сто лет назад злой волшебник тащит на трёх цепях обессилевшего в страшной битве Дракона.

– Пойдемте скорей! – взволнованно проговорила она, очнувшись, и показала направление, в котором шёл колдун. Все посмотрели туда, куда указывала подруга, но не увидели ничего, кроме густого леса, покрывающего гору. И тут Джихё пришла в голову идея: надо, чтобы Эмили попросила деревья сбросить листву, и, может быть, тогда станет видно, куда злой колдун повёл Дракона. Не теряя ни минуты, Эмили отправилась договариваться с самым большим деревом, которое стояло неподалёку.

– Здравствуй, я Эмили, а там стоят мои спутники, – сказала она, прикоснувшись к стволу лесного великана. – Мы избраны, чтобы спасти Дракона и все его миры. Пожалуйста, помоги нам!

– Здравствуй, Эмили! От наших друзей, что растут у водопада, я уже знаю, кто вы: птицы принесли нам весточку от них. Ты говорила что-то о просьбе, я тебя слушаю.

– Много лет назад злой волшебник повёл через этот лес заколдованного Дракона, но ваша листва так густа, что мы не можем увидеть, куда они отправились. Если бы вы сбросили её, мы смогли бы проследить их путь. Я обещаю вызвать тёплый дождь, чтобы листья снова выросли и стали такими же свежими и сочными, как теперь.

– Хорошо, мы вам поможем, только вы обязательно должны спасти Дракона! – ответил могучий дуб.

В тот же миг деревья закачались, словно живые существа, лес зашумел, листья затрепетали, оторвались от ветвей и зелёным дождём посыпались на землю. Перед глазами поражённых путников возник мрачный замок, который раньше был скрыт за густыми кронами.

– Кажется, мы нашли место заточения Дракона, – заворожённо проговорила Джихё.

– Спасибо тебе! Спасибо всем твоим подданным! – крикнула Эмили дубу и подняла руки.

И тут с неба хлынуло. За пару секунд все промокли до нитки, но нисколько не расстроились из-за этого. Деревья жадно впитывали живительную влагу, и прямо на глазах на ветвях начали появляться молоденькие листочки. Ощущение радостного обновления охватило и наших героев. Они уверенно пошли через лес по направлению к таинственному замку.

Дорога оказалась долгой, и лишь к вечеру путники добрались до подножия горы, на вершине которой стоял замок. Уже издали они увидели Фараона – крылатого спутника Афродиты – и это придало им сил. «Значит, другие избранные уже здесь! Значит, мы у самой цели!» – ликовали герои. Фараон тоже был рад их появлению. Он приветственно поклонился, захлопал огромными крыльями и даже позволил погладить свои перья, хотя все помнили о его суровом нраве. О том, что грифона не зря оставили охранять вход в замок, говорила страшная фигура поверженного в сражении великана. Трудно было представить, кому из избранных удалось победить такое чудовище. Мали ли кто ещё может здесь появиться!

Поздоровавшись с Фараоном, друзья стали подниматься по лестнице, которая находилась внутри горы. Преодолев крутой подъём, они вошли в огромный зал, посреди которого лежал скованный Дракон, его голову обнимала Афродита. Вокруг Дракона стояли Чонг, старик, появившийся из камня, профессор Ливенгард, могучий Уран, на лице которого они увидели страшную пустующую глазницу и Вальгард с волшебным рожком в руках. Чуть поодаль на каменном полу сидел Влад, который что-то писал в толстой тетради, положенной на его видавший виды рюкзак.
ЧАСТЬ IV
ПО ДОРОГЕ, УСЫПАННОЙ РАЗНОЦВЕТНЫМИ КАМНЯМИ
* * *
Очень, очень странный отряд собрался на тропинке, теряющейся в овраге: Хевин – маленький человечек с мохнатыми ножками, фарфоровая София, орёл Сильвио, сова Стелла, девочка Алиса, синяя волчица Хила и живой потрепанный кед, на которого даже в этой удивительной компании до сих пор посматривали как на чудо. Прежде чем отправиться в путь, они решили поближе познакомиться. Каждый рассказал о том, что умеет делать лучше всего. Оказалось, что наши герои отлично дополняют друг друга: Хевин был очень хозяйственным, запасливым и умелым, Кед – весёлым и бесшабашным, София – аккуратной и сдержанной, сова – чуткой и осмотрительной, орёл – благородным и отважным, девочка Алиса умела вызывать при помощи льющейся воды чудесную проводницу – кошку, а волчица Хила, которая выглядела довольно мирной, оказалась настоящей воительницей и могла защитить своих товарищей в случае нападения.

Поляна перед придорожным камнем уже опустела, когда наши герои, наконец, решили двинуться в путь. Но едва они сделали несколько шагов, как услышали непонятно откуда голос: «Эй, стойте, а как же я?» Оглянулись – никого. Птицы поднялись в небо, чтобы осмотреть поляну сверху – только уже знакомые им попутчики стояли возле развилки трёх дорог.

– Кто это сказал? – спрашивали все друг друга.

– Да вот же я, здесь, в реке! – снова раздался тот же голос.

Все побежали к берегу и посмотрели в воду. Из реки высунулось непонятное существо – то ли зверь, то ли рыба, то ли маленький водяной дракончик.

– Меня зовут Тик. Я аксолотль. Моему миру грозит беда, и я избран спасти его! Я один из вас, не уходите без меня!

Этот избранный выглядел так странно и появился так неожиданно, что все замолчали в растерянности.

– Знаешь, Тик, – спустя несколько мгновений нашёлся Кед, – нет ничего страшного в том, что ты не тянул жребий, чтобы выбрать свой путь к Дракону. Акси.. аксо... аксоклот мог оказаться только в нашей команде.

Все рассмеялись.

– Аксолотль, – улыбнулся во весь свой огромный рот маленький Тик.

– Но как же Тик пойдёт с нами? Ему ведь нужна вода! – сказала София.

Снова повисло молчание. Тик и сам прекрасно понимал, что эта проблема выглядит неразрешимой, и отчаянно заметался в реке.

– Придумал! – воскликнул Хевин. – Друзья, помогите мне: наберите скорее веток потолще, а я напилю из них досочек и смастерю отличную кадушку. Мне не раз приходилось делать такие.

– Но как ты её сделаешь? У нас же нет никаких инструментов! – удивилась Алиса.

– Почему же нет? – улыбнулся Хевин. – Я никогда не отхожу далеко от дома, не захватив с собой самого необходимого!

С этими словами он стал расстёгивать кармашки на своём оранжевом комбинезоне, и перед изумлёнными путниками появились небольшой лобзик, молоточек с гвоздями, рулончик тонкой и прочной металлической ленты и баночка с содержимым медового цвета.

– Смола, – ответил Хевин на вопросительные взгляды, – на случай если, например, лодка протечёт.

Пока Хевин раскладывал инструменты, птицы принесли подходящие ветки. Умелые руки Хевина действовали так ловко, что со стороны казалось, будто смастерить небольшой ладненький бочонок, не пропускающий воду, – дело нехитрое. Но все понимали, что это не так просто и, затаив дыхание, следили за работой маленького человечка. Вскоре деревянная кадушка, перехваченная блестящими металлическими поясками, была готова. В неё налили речной воды, посадили повеселевшего Тика и, наконец, двинулись в путь: впереди шли Алиса и Хила с фарфоровой Софией на спине, птицы летели по воздуху, Тик путешествовал в кадушке, которая качалась в руке Хевина, а рядом шлёпал, нацепив наушники, неунывающий Кед.

Дорожка вела путников по открытой местности, потом на пути появились деревья и кусты, которые стали встречаться всё чаще, пока не превратились в редкий лес. Чем глубже в лес уводила дорожка, тем гуще он становился, и совсем скоро наши герои оказались в непроходимой чащобе. Деревья переплелись ветвями, а цепкий прочный плющ обвил их так, что ни один лучик не проникал сквозь эту высокую зелёную изгородь. Дорожка побежала вдоль изгороди, привела путников к огромным зелёным воротам и нырнула под них.

Ничего другого не оставалось – смельчаки распахнули створки ворот, и ... внезапно оказались в бескрайней жаркой пустыне. Как это могло случиться? Только что вокруг была зеленая трава, а небо закрывали кроны деревьев! Не удивилась и не испугалась только Алиса, ведь в её шестигранном мире не бывало плавных переходов; за новой гранью всегда открывалось новое пространство. Ворота и дорожка исчезли, будто их и не бывало. Никто не мог понять, что теперь делать, куда идти. Решено было двигаться, пытаясь сохранить прежнее направление.














Идти по раскалённой пустыне под палящим солнцем с каждым шагом становилось всё труднее, и уже через пару часов герои смертельно устали, к тому же всем ужасно хотелось пить, но воду было взять неоткуда. От прежнего приподнятого настроения не осталось и следа, все молчали, погружённые в свои грустные мысли: «Как найти воду и место для отдыха? Не сбились ли мы с пути? А вдруг мы заблудились и сгинем в пустыне, так и не добравшись до Дракона!» «Я знаю, что мой чудесный тотем помог бы нам найти путь в бескрайних песках, но чтобы вызвать его, нужно пролить воду, а воды-то у нас как раз и нет», – думала Алиса. И вдруг они услышали голос Тика, который будто прочитал её мысли:

– А ведь мы можем потратить воду из моего бочонка, чтобы вызвать тотем!

– Тик, об этом не может быть и речи! – в один голос заговорили остальные путники. – Без воды ты погибнешь! Даже если если мы оставим немного в кадушке, она быстро испариться в такой жаре.

– Друзья, поймите, у нас нет другого выхода! Если Алиса вызовет свою волшебную кошку, та приведёт нас к источнику, и вы сразу наполните мой бочонок. Прошу вас, решайтесь.
Оставьте воду на донышке, а остальную вылейте, чтобы появился тотем.

С тяжёлым сердцем путешественники согласились с таким решением. Алиса и София плакали, потому что очень боялись за Тика. Сильвио, Ойла, и Хила тоже очень переживали, ведь они впервые брали на себя ответственность за чужую жизнь. Хевин, который пожертвовал собой, спасая друга Ди, хорошо понимал отважного Тика и восхищался его решимостью.Он поднял бочонок и стал лить воду на раскалённый песок.

И в то же мгновение вода собралась в огромную каплю и приняла образ кошки. Кошка посмотрела на компанию, мяукнула и направилась к огромной дюне. Путники переглянулись, аккуратно прикрыли кадушку аксолотля от солнца платочком, который Хевин, как фокусник, вытащил из рукава, подхватили бочонок и пошли за кошкой, которая уже почти скрылась за песчаной горой. Так они шли весь день. Птицы изнемогали от жары и жажды и то и дело опускались на песок. Хила еле волочила лапы, перед глазами Алисы и Хевина плавали круги, подошва Кеда плавилась; остатки воды в кадушке испарились, и несчастный Тик задыхался. И вдруг вдалеке они увидели зелёный оазис. Сначала друзья приняли его за мираж, но, подойдя ближе, различили резные пальмовые листья, сочные плоды на деревьях и озеро. Желание спасти Тика, скорее окзаться в прохладной тени, напиться и отдохнуть придало путникам силы, и совсем скоро они, вконец измученные, но радостные, добрались до спасительной воды. На берегу кошка в последний раз обернулась, мяукнула, снова превратилась в огромную водяную каплю и скатилась в озеро. «Спасибо за то, что ты всегда со мной», – мысленно проговорила Алиса. Она точно знала, что волшебная защитница услышит её.


















Почти бездыханного Тика сразу выпустили прямо в озеро. В воде он быстро пришел в себя и плавал по всему водоёму, пребывая в полном восторге. Рядом с озером оказалось несколько источников, и путники, наконец утолив жажду и искупавшись, уснули в тени пальм. Уснул и Тик на заросшем водорослями дне. Орлу Сильвио снились снежные вершины гор, сове Ойле – могучий царский дуб в середине леса, Алисе – родной дом в мире-шестиграннике, Хила во сне снова плыла под парусами на Перекрёсток миров, София играла со щенком Тишкой. Хевин видел свой ухоженный огород, мастерскую и книжный шкаф с любимыми зачитанными книгами. А Кед ничего не видел: он спал как убитый самым глубоким за всю свою жизнь сном.

* * *

На следующее утро все проснулись полные сил. Путники с удовольствием снова искупались в озере. София до блеска оттёрла фарфоровое личико, ручки, ножки и нарядную юбочку, на которой сразу заблестела золотая каёмка. Птицы плескались у берега; Алиса, не умевшая плавать, ходила по кромке воды, вдыхая ароматный влажный воздух, волчица по-собачьи переплыла всё озеро и вернулась назад: она была в отличной форме. Хевин набрал полный бочонок воды, и Тик с готовностью забрался в него. Пора было двигаться дальше. Через оазис вела всего одна дорожка, по ней путники и пошли. Вскоре дорожка привела их к высокой каменной ограде с большими воротами. «Новая дверь на нашем пути – новое испытание», – сразу поняли все, ведь никто не забыл, как они оказались в пустыне. На этот раз двери ворот были закрыты на большой железный замок. Ключа в замке не было. Тут маленькая София разглядела выбитую на каменной стене надпись:

Чтобы дальше пройти,
Нужно ключ найти,
Чтобы ключ найти,
Нужно в воду войти.

– Я хорошо рассмотрел дно озера, – сказал Тик, – никакого ключа там точно не было.
Друзья задумались. Оглянувшись, Кед увидел недалеко от ворот колодец. Не та ли это вода, в которую нужно войти, чтобы раздобыть ключ от ворот? Все побежали к колодцу и заглянули внутрь. Он был темным и глубоким, снизу веяло сыростью и холодом. Каждое слово, сказанное в темноту, отзывалось эхом. Верёвки и ведра рядом с колодцем не было. Путники начали думать, как достать со дна колодца ключ, и тут заговорил Тик:

– Я легко найду ключ на дне, только нужно придумать, как вы потом поднимите меня наверх. Задача следовала за задачей. На этот в этот раз размышления друзей прервал Кед:

– Вместо веревки можно использовать шнурок, но вряд ли он выдержит тяжесть деревянного бочонка, в котором путешествует Тик. Поэтому просто опустите в колодец меня!

Друзья решили сразу испробовать эту затею. Они вытащили шнурок, привязали его кончик к верхней дырочке и опустили Кед в колодец, но оказалось, что шнурок был недостаточно длинным и до воды было не достать. Кед ужасно расстроился, что не смог помочь друзьям, но вдруг вспомнил про наушники. Он тут же достал их, привязал проводок к шнурку, и его снова опустили вниз – резиновая подошва погрузилась в холодную воду. Тогда в колодец выпустили Тика, и он моментально исчез в тёмной воде, а уже через пару секунд, всплыл, держа во рту потемневший и покрывшийся зеленоватой патиной резной ключ.Тик забрался в Кед, и друзья без труда подняли их обоих наверх. Аксолотля сразу вернули в кадушку и побежали обратно к двери. С замиранием сердца все следили за тем, как Хевин вставляет и неожиданно лёгко поворачивает ключ в замке. Раздался громкий щелчок, тяжёлый замок открылся. Хила и Алиса толкнули створки ворот, которые распахнулись, открыв перед путниками заполненное людьми пространство. Друзья шагнули навстречу толпе, ворота тут же захлопнулись за их спинами и исчезли, словно и не бывало.

* * *

Путешественники оказались посереди огромной шумной ярмарки. Герои переглянулись: после того как они ещё совсем недавно внезапно оказались в пустыне, прогулка по ярмарке представлялась им отдыхом. Алиса подошла к первому попавшемуся продавцу и спросила:

– Здравствуйте, извините за странный вопрос, а где мы находимся?

– Квас! Мёд! Cвежесваренный компот! Заходите, наливайте, что хотите выбирайте! – кричал продавец, словно не слыша девочку. Не можешь выбрать? Тогда пробуй.

И торговец протянул Алисе небольшой ковшик густого клюквенного киселя. Девочка растерялась, но из вежливости попробовала и тут же забавно сморщилась, ощутив насыщенный кисло-сладкий вкус.

– Что, не по вкусу пришлось? Не беда, ярмарка большая, найдёшь, что ищешь, не сомневайся! – рассмеялся продавец и сунул Алисе пряник. Тут друзья поняли, что на ярмарке можно перекусить, даже если ты ничего не покупаешь. Алиса с Кедом под мышкой, Хила и Хевин с кадушкой в руке отправились бродить между торговыми рядами и пробовать пироги, домашние колбаски, фрукты, орешки, семечки. Разумеется, Хевин не забывал при этом наполнять съестным карманы своего комбинезона. То и дело с разных сторон слышалось, как удивлённые продавцы рыбных лавок сгоняют со своих прилавков птиц, которых никто раньше и не думал увидеть в самой гуще толпы. Где это слыхано, чтобы орлы и совы таскали еду прямо из-под носа у людей!


– Ой, глядите, собачку в синий цвет выкрасили! Циркачи, наверное.

– Точно, циркачи. Посмотри, карлик-то какой смешной с ведёрком! А ноги-то, ноги! – доносилось иногда из толпы.

Но, к счастью, на наших героев редко обращали внимание. Ведь куда интереснее было рассматривать товары, слушать шарманщиков, хохотать над шутками Петрушки. А вот и старая гадалка раскинула карты на цветном платке. Какая ярмарка без неё!

– Вот бы узнать у гадалки, куда нам теперь идти, – подумала Алиса.

И, словно прочитав её мысли, цыганка сказал путешественникам:

– Подойди, заплати – будешь знать, куда идти.

Герои переглянулись: всем показалось, что какая-то неведомая сила даёт им подсказку, как найти верную дорогу. Но заплатить гадалке было нечем.

– Боитесь, что не сможете расплатиться? – усмехнулась гадалка. – Не расстраивайтесь, у вас есть то, что мне нужно. Я укажу вам верную дорогу, если вы отдадите мне эту красивую фарфоровую девочку. Она станет главным украшением моей комнаты. Я давно искала такую.

И старуха протянула скрюченные пальцы к маленькой блестящей фигурке.
Путники просто опешили от этого предложения, они даже не нашли, что ответить. И тут заговорила София. Все склонились над ней, чтобы слышать каждое слово:

– Друзья, не волнуйтесь за меня! Мне будет очень горько, но я готова остаться у цыганки, чтобы вы нашли дорогу. Не забудьте, наши миры могут погибнуть! Я буду очень скучать без вас и своего фарфорового дома, но если так нужно, чтобы спасти Дракона, я согласна!

Никто и не думал отдавать Софию гадалке, но то, что они услышали, ещё раз убедило их в том, что хрупкая фарфоровая девочка не случайно оказалась в числе избранных.

– Я знаю, что делать! – воскликнул Сильвио. – Мы оставим Софию с цыганкой, а я сяду на верхушку самого высокого дерева и прослежу, куда гадалка отнесёт её. Я могу видеть очень далеко, и легко останусь незамеченным. Ночью, когда старуха уснёт, я заберу Софию, и мы догоним вас на пути к Дракону!

– Мы согласны, – сказал Хевин, повернувшись к цыганке.

Обрадованная гадалка схватила Софию и посадила на толстую колоду потрёпанных карт, лежавшую на пестром платке. Затем она положила руку на большой стеклянный шар, закрыла глаза и не своим голосом произнесла:

– Две двери позади, две двери впереди!

– А ведь правда, мы уже дважды открывали двери, прежде, чем попали сюда! – воскликнула Алиса. Но как нам найти следующую дверь? Куда идти?

– Туда, где садится солнце. Всё, идите отсюда, у меня следующие посетители! – отмахнулась пришедшая в себя гадалка, а сама стала торопливо складывать вещи в телегу, которая стояла позади неё.


Орёл взмыл ввысь и стал зорко следить за старухой, а погрустневшая от волнения за подругу команда отправилась в путь по дороге, которую указала цыганка. Кто знает, о чем думали наши герои? Кто-то беспрестанно прокручивал в голове их план похищения Софии, кто-то думал о том, что пора было снова перекусить, а кто-то просто слушал музыку.















Шли они довольно долго и наконец оказались в чудесной долине между двумя высокими холмами. В вечернем воздухе разлился густой запах трав. Птицы уже замолкли до нового дня, слышалось только стрекотание цикад. Путники выбрали для ночлега место недалеко от высокого раскидистого дерева, развели огонь и расселись вокруг. Хевин достал из карманов своего комбинезона то, чем угостили его на ярмарке приветливые продавцы. Нанизывая на веточки всё, что можно было поджарить или просто погреть на костре, друзья приступили к скромному ужину и обсуждению удивительных событий прошедшего дня. Все с нетерпением ждали орла, который должен был вернуться к ним вместе с Софией. Бдительная и осторожная Ойла улетела осматривать окрестности, чтобы удостовериться в безопасности места для ночлега. Тепло и тишина делали своё дело: всех стало клонить ко сну, и тут вернулась сова, которая выглядела взволнованной.

– Тушите скорее костёр и прячьтесь! На нас собираются напасть разбойники! Они уже совсем близко! – запыхавшись проговорила она.

Не теряя ни секунды, Алиса затушила костёр, а остальные стали искать хоть какое-нибудь укрытие. Решено было спрятаться за большим камнем у подножия дерева. Сова притаилась в ветвях, а ведёрко с Тиком Хевин повесил на высокий крепкий сучок, чтобы не расплескать в темноте воду. Наши герои были так малы, что могли бы остаться незамеченными, но мерцание ещё не остывших углей указало разбойникам место стоянки, и они приближались к дереву.

– Сидите тихо и ничего не бойтесь! – сказала Хила, схватив копьё, которое всю дорогу висело у неё на спине и выглядело совершенно безобидно.

– Стой, – сказала Алиса, – думаешь, что сможешь их победить в одиночку?

– Их много, – подтвердила Ойла.

– У нас нет выбора, – решительно и спокойно ответила Хила. – Никакого оружия, кроме моего копья, мы не имеем; Сильвио улетел за Софией; Ойла, Алиса и Хевин смелы и находчивы, но слишком малы и слабы, чтобы драться с разбойниками, а Тика – без обид – просто раздавят в суматохе и темноте. Так что остаюсь только я.

И Хила вышла из укрытия.

Друзья не отрываясь смотрели на волчицу, которая вмиг преобразилась: её глаза угрожающе блестели, синяя шерсть встала дыбом, пасть оскалилась, показав огромные острые клыки. Сейчас посреди долины стоял разъярённый хищный зверь, готовый разорвать любого, кто двинется навстречу.

Видимо, кое-кто из разбойников слышал о необычайной силе и свирепости разноцветных волков: двое из них, разглядев шерсть Хилы, закричали во весь голос и, не помня себя от ужаса, помчались к холмам. Ещё двое вытаращили глаза и на мгновение остолбенели, увидев, как волчица медленно поднимается на задние лапы и выхватывает из-за спины тяжёлое копьё. Опомнившись, они тоже развернулись и побежали, падая и поднимаясь, проползая какие-то отрезки пути на четвереньках, но не останавливаясь ни на секунду и не оглядываясь, подальше от страшного зверя. Но оставалось ещё пятеро разбойников, готовых к схватке. И битва началась. С разных сторон они накинулись на волчицу, которая легко отбросила их от себя. Хила ловко уворачивалась от ударов, вертелась и била врагов сильными лапами с острыми когтями. Самого дерзкого разбойника волчица укусила, и он не мог больше биться; в другого верзилу запустила копьё, пригвоздившее его кожаные штаны к земле так, что он барахтался в траве, не имея возможности ни повернуться, ни встать; остальные были изодраны, побиты и вконец обессилели. Друзья, наблюдающие за битвой из своего укрытия, решили, что победа у них в кармане, но оказалось, что они рано радовались: со склона холма к разбойникам бежало подкрепление. Теперь врагов было больше – Хиле стало сложней драться, но она продолжала с прежней яростью раскидывать нападавших. Один из них ухитрился напасть на волчицу сзади. Уставшая Хила резко развернулась и была ранена в переднюю лапу. Друзья видели, что силы покидают их защитницу, и не знали, как ей помочь. И в тот самый миг, когда разбойники окружили волчицу и уже готовы были вместе наброситься на неё, сверху послышался знакомый голос: «Держись, Хила! Я с тобой!» Едва коснувшись крылом земли, чтобы оставить Софию в надёжном укрытии, Сильвио ринулся на головорезов. Он стал яростно клевать их одного за другим своим острым загнутым клювом, рвать цепкими когтями, бить сильными крыльями. Разбойники закрывали головы руками и еле успевали отбиваться от появившегося откуда ни возьмись орла. Зато Хила была так рада, что будто забыла о своей усталости и ране. С новыми силами воительница кинулась на разбойников. Не прошло и четверти часа, как вся шайка грабителей была привязана к дереву толстой верёвкой, которую Хила без труда отобрала у одного из них. Разбойники еле дышали, многие из них беспрестанно стонали и кряхтели.

Выбежавшие из укрытия София, Алиса и Хевин стали обнимать и поздравлять с победой Хилу и Сильвио. Потом волчице перевязали лапу бинтом, нашедшимся в одном из карманов Хевина. Никому не хотелось ни минуты оставаться рядом с привязанными к дереву разбойниками, поэтому друзья решили уйти из долины.

Было очень темно, и одна Ойла могла различить дорогу. Все были такими голодными, что урчание животов превратилось в целый хор. Орёл еле летел, у волчицы подкашивались лапы, на её спине сладко спала невесомая фарфоровая девочка. У Хевина от усталости слипались глаза, но он старательно пытался не уронить бочонок со спящим в холодной воде аксолотлем и каждую минуту оглядывался, чтобы проверить, не отстал ли Кед, который еле плёлся, волоча за собой шнурки. И вдруг сова радостно ухнула. Путники оживились в ожидании хороших новостей. Так и случилось: Ойла сказала, что видит впереди дом. Все очень обрадовались, что скоро можно будет отдохнуть, а Алиса ещё и предположила, что дверь этого жилища и есть та самая, через которую предрекала пройти гадалка, а значит, они идут по верному пути. Вскоре уже не одна сова, а все увидели большую деревянную избу и прибавили шагу. Остановившись на пороге, постучали – тишина. Осторожно открыв дверь, путники дружно ахнули: посреди большой комнаты стоял большой, заставленный разными яствами стол. Утомлённые и проголодавшиеся, герои не раздумывая бросились к нему. За этим столом каждый нашёл себе еду по вкусу. Быстрее всех сориентировалась Хила, ведь у неё был прекрасный нюх; она мгновенно оказалась прямо у кровянистого говяжьего окорока. Вслед за ней орёл подлетел к блюду с целой горой рыбы. А потом, вы не поверите, девочка Алиса вихрем помчалась к столу, ведь она увидела столько сладостей! Остальные тоже были рады роскошному угощению и пошли выбирать себе еду. Хевин поставил кадушку с Тиком рядом с креветками и стал кормить изголодавшегося аксолотля. Только потом он сам принялся за картошечку с укропчиком, куриную ножку, корнишончики и помидорчики, а насытившись, привычно наполнил съестными припасами часть своих карманов. В это время Кед с удовольствием уплетал лапшу, удивительно похожую на его длинные тонкие шнурки. Только фарфоровая девочка стояла в сторонке и ждала. Когда все расселись вокруг стола, она подошла к белому, словно фарфоровому, яйцу, которое стояло на изящной серебряной подставочке, аккуратно залезла на стульчик, аккуратно положила салфеточку на свои фарфоровые коленки и аккуратно взяла маленькую ложечку. Постучав ложечкой по скорлупе, она сняла её тоненькими фарфоровыми пальчиками и принялась осторожно есть. Ойла же, облетев стол, решила предпочесть этому пиршеству охоту на мышей, писк и шуршание которых она слышала, подлетая к дому. Сова тихонько выскользнула за дверь и отправилась на ночную охоту.

Вы когда-нибудь замечали, что сильный голод усыпляет бдительность? Друзья пировали, подливая в свои чаши воду из единственного стоящего на столе кувшина, а выпив этой воды, они по очереди склоняли на стол головы и засыпали беспробудным сном.

* * *

Пробуждение было ужасным, ведь наши герои были связаны так сильно, что трудно было дышать. От этого и очнулись все, кроме Тика, который продолжал спокойно спать в своём бочонке. За столом, где ещё вчера вечером друзья так весело пировали, сидели те самые разбойники, которых они привязали к дереву в долине. Во главе разбойников стояла гадалка, у которой Сильвио выкрал Софию. Теперь старая цыганка выглядела и вела себя, как настоящая атаманша.

– Обмануть меня решили? – сказала она. – Что ж, не захотели отдать одну фарфоровую девчонку, будете расплачиваться все вместе!

После её слов разбойники вскочили из-за стола и без труда выволокли связанных одной верёвкой друзей на улицу, а там, развязав, по одному затолкали в огромную клетку, которая стояла на уже знакомой путникам телеге. Дверца клетки захлопнулась, и когда друзья увидели, что самый страшный разбойник запирает её на замок и кладёт ключ себе в карман, они подумали, что надежда на спасение потеряна. "Куда нас везут? Что с нами будет?" – думали пленники. Только Сильвио был спокоен, будто ничего не случилось.

– Не привлекая внимания разбойников, взгляните наверх, – прошептал он.
Алиса подняла глаза и вскрикнула так, что Сильвио вынужден был прикрыть ей рот своим крылом.

– Там Ойла! Разбойники не знают, что наш друг на свободе! Ойла обязательно что-нибудь придумает! Она спасёт нас! – шептали друг другу воспрянувшие духом пленники.

А лошадка тем временем везла свою хозяйку, дремавших разбойников и клетку со странной компанией, которой предстояло играть роль чудесного зверинца, обратно на ярмарку.

* * *

Тик проснулся от неприятного толчка. Огромный грубый палец упирался в его маленькое нежное тело. Не раздумывая Тик укусил его изо всех сил. Раздался крик, рука дернулась и исчезла, чуть не расплескав всю воду. Тик высунул голову из своего бочонка и увидел, как под хохот толпы крепкий рыжеволосый парень злобно ругается, потирая укушенный палец. «Что случилось? Почему я снова на ярмарке?» – пронеслось в голове Тика. Он огляделся. Оказалось, что деревянная кадушка не стояла на земле и не качалась привычно в руках Хевина: Тик и его друзья находились в клетке, выставленной в центре шумной ярмарки на потеху толпе. Народу вокруг собралось полным-полно. Еще бы! Не каждый день увидишь огромного гордого орла на расстоянии вытянутой руки, словно домашнюю курицу.

– А это что за маленький человечек с медвежьими лапками?

– Глядите: это не игрушка, эта крошечная девочка из фарфора – живая! Как смешно стучат о дощатое дно клетки её фарфоровые слёзки! Ух ты, они выкатываются прямо на землю, а ну-ка попробуем найти их в пыли, чтобы забрать на память!

– А почему собака синяя?

– Какая собака? Это же волк! Проголодается и съест всех, кто сидит с ним в клетке!

– Смотрите! Смотрите! Этот странный сапожок шевелит шнурками как щупальцами – чудеса, да и только!

– А что делает в клетке самая обыкновенная девочка? Что-то с ней не так!

– Какая странная лягушка!

– Да нет, это не лягушка, а рыбина!

– Сам ты рыбина! Это водяной дракончик! Видишь, какой у него гребень на спине, а грива-то, грива!

Зеваки хохотали, тыкали пальцами в несчастных пленников, а некоторые даже просовывали палки через прутья клетки, пытаясь дотянуться до диковинных существ. Каждый, кто приближался, чтобы рассмотреть невольников, должен был заплатить, и карманы разбойников быстро наполнялись медяками, которые люди бросали прямо на землю.
















Вдруг все притихли и расступились: высокий господин в богатой одежде, развязывая на ходу бархатный мешочек с деньгами, пробирался сквозь толпу. Холёными пальцами в дорогих перстнях он вытащил из мешочка несколько тяжёлых золотых монет и швырнул на землю возле клетки. Толпа охнула. Каждая из этих монет была для любого бедняка целым состоянием! Разбойники бросились подбирать деньги. Они барахтались в пыли, вырывая монеты друг у друга. Завязалась драка. В этой суматохе никто и не заметил, как одна из монет, звякнув о камушек, отлетела в клетку, и Хевин быстро наступил на неё мохнатой ногой.

Драка продолжалась до тех пор, пока грозная атаманша не начала колотить палкой по спинам разбойников. Она забрала у них все деньги, пообещав вечером поделить их поровну.

И снова хохот, медные монеты, летящие на землю, насмешки и обидные слова – так прошел этот мучительный день.


Солнце садилось, народу на ярмарке становилось всё меньше и меньше, и разбойники решили отправиться на ночёвку в долину, чтобы завтра вернуться сюда и опять набивать карманы деньгами любопытных, желающих увидеть их необыкновенных пленников.

Клетку снова погрузили на телегу, и грустная лошадка повезла её туда, где ещё вчера шла битва разбойников с волчицей и орлом. Над головами дремавших в телеге разбойников бесшумно летела сова.

Наступила ночь. Уставшие и печальные пленники сидели в запертой клетке. Неподалёку от телеги, у костра, переругиваясь, ужинали разбойники со своей атаманшей. София тоненько плакала, недовольно ворчал Хевин. Наконец друзья услышали знакомое хлопанье мягких крыльев. Плач и ворчание мгновенно прекратились: все с надеждой посмотрели на опустившуюся возле клетки Ойлу.

– Разбойники ссорятся, – рассказывала сова. – Они не могут поделить деньги, которые собрали сегодня на ярмарке. Гадалка забрала себе все золотые монеты богатого господина, предоставив остальным делить между собой мелочь. Разбойник, который держит у себя ключ от вашей клетки, так зол на неё, что сейчас за понюшку табаку продал бы своих. Давайте подумаем, что мы можем ему пообещать взамен на освобождение?

– Что мы можем пообещать? – грустно усмехнулась Алиса. – У нас же ничего нет! Вряд ли разбойнику захочется иметь синего волка или домашнего аксолотля. А когда он поймет, что мы его обманули, нам несдобровать.

Если бы не темнота, то, конечно, все бы увидели, как покраснел в этот момент Хевин.

– Знаете ли... я хочу вам признаться...ну... я, правда, не хотел...

– Ну, – зашипели на него все хором но это герой хором, – говори уже, Хевин, не тяни!

Вместо ответа, опустив глаза, Хевин вытащил из маленького кармашка золотую монету.

Друзья остолбенели от удивления. Но пришедший в себя быстрее других Сильвио похлопал смущенного Хевина по плечу, и уже в следующую минуту все шёпотом обсуждали план побега. А план был таков: сидящие в клетке пленники усыпляют бдительность разбойников; спрятавшись за Хилой, Хевин передаёт монету Ойле. Дальше начиналось самое сложное и опасное: Ойла должна уговорить разбойника открыть клетку взамен на золотую монету. А что если он не согласится? А вдруг поднимет шум? Об этом не хотелось даже думать.

Страшный разбойник сидел в стороне от остальных, прислонившись к тому самому дереву, к которому ещё вчера он был привязан своей же верёвкой. Обида так и кипела в нём. Изредка он бросал недобрые взгляды на жадную старуху и своих сотоварищей, малодушно согласившихся с атаманшей. Другого шанса может не быть, надо действовать – бесстрашная Ойла тихо подлетела к злодею. Пока сова что-то нашёптывала ему на ухо, София очень убедительно продолжала плакать, Хевин – ворчать, а Кед с Алисой заунывно запели такую тоскливую песню, что впору было заплакать по-настоящему. Так прошло довольно много времени, но, наконец, со стороны костра раздался дружный храп.

– Смотрите! – прошептал Сильвио.

От дерева отделилась высокая тёмная фигура. На удивление тихо для такого верзилы разбойник приблизился к клетке и аккуратно вставил ключ в замок. Мгновение – и дверца клетки, скрипнув, открылась. Все замерли. Тишина. Держа обеими руками кадушку с Тиком, Хевин перешагнул порог клетки. Вслед за ним на влажную ночную траву выбрались остальные. Разбойник получил своё вознаграждение, а друзья, стараясь ступать бесшумно, стали отходить всё дальше от своей страшной западни и только оказавшись в лесу, покрывавшем склон холма, начали понемногу успокаиваться и прибавили шагу. Мысль о том, что разбойник не сдержит обещания и разбудит своих подельников, подгонял их. Не разбирая дороги они бежали всё дальше и дальше от злополучной поляны. Орёл и сова петляли в воздухе, постоянно возвращаясь назад, чтобы убедиться в отсутствии погони, и снова догоняя друзей. Прошло уже около получаса, но никто не преследовал их. Путники падали с ног от усталости и двигались всё медленнее. Сильвио и Ойла стали присаживаться на ветки деревьев, решив, что опасность миновала. И именно тогда, когда радость спасения начала овладевать всеми, сзади послышались тяжёлые шаги. Бежать не было сил. В ужасе беглецы смотрели на приближающуюся к ним высокую фигуру.

* * *

– Не бойтесь, я не причиню вам вреда, – заговорил разбойник издали. – После того, что я сделал, оставаться в долине мне нельзя.

Беглецы всё ещё смотрели на него недоверчиво.

– Награда, которую вы мне дали, стала последней каплей. Когда я вас отпустил, то окончательно понял, что больше не хочу жить разбоем. А теперь, когда у меня есть золотая монета, можно вернуться к нормальной жизни: уйти подальше отсюда, обзавестись хозяйством, открыть пекарню, – продолжал разбойник. Вы не поверите, но раньше я каждый день занимался гимнастикой, не ел мяса, потому что люблю животных, и часто готовил для соседей и гостей сладкие булочки с карамельной начинкой.
















Пока разбойник говорил, друзья хорошенько присмотрелись к нему, и теперь всем казалось, что не такой уж он и страшный.

– Ладно, раз так, пошли с нами, – сказала Хила, – но помни, я приглядываю за тобой!
Все рассмеялись, и каждый подумал о том, как же давно они не шутили и не веселились.

– А куда вы направляетесь? – спросил разбойник.

– Признаться, мы и сами не знаем. Нам очень нужно добраться до замка Дракона, но найти к нему дорогу не так уж просто.

– Если вы, действительно, очень сильно этого хотите, то, думаю, я смогу вам помочь.

– Ты знаешь путь к замку? Это далеко? Куда нам теперь идти? – стали спрашивать все наперебой.

– Да, я вижу, что вы и правда очень хотите там оказаться, – задумчиво сказал разбойник. – Ну слушайте: в наших краях протекает Река Желаний. Она может дать каждому то, чего он хочет больше всего на свете. Я провожу вас к ней, и река обязательно поможет найти дорогу.

Немного передохнув, избранные отправились за разбойником, и уже рано утром дошли до волшебной реки. К удивлению путешественников, берег оказался пустынным.

– Почему тут никого нет, если река может исполнить любое желание? – спросила Алиса.

– Это очень просто: за мечту надо отдать всё своё богатство, а расстаться с богатством готов далеко не каждый, – сказал разбойник.

В надежде найти хоть одну монетку Хевин вывернул все карманы на оранжевом комбинезоне, София печально заглянула в пустую фарфоровую сумочку. Птицы тревожно захлопали крыльями, Тик высунул из воды грустную мордочку, Алиса вздохнула. Друзья растерянно переглядывались, ведь ни у кого из них не было даже маленького медяка.

– Получается, мы зря пришли сюда, – сказал Хевин, – нам нечем расплатиться с рекой за исполнение нашего желания.

И вдруг разбойник вытащил из-за пазухи блестящую золотую монету и не раздумывая бросил её в реку.

– Мы же её отдали тебе, чтобы ты мог начать новую жизнь!

– Мне не не жалко потратить свою монету на хорошее дело, и, не бойтесь, я больше никогда не буду разбойничать. Буду честно трудиться и зарабатывать, чтобы не стыдиться самого себя.

Пока разбойник произносил эти слова, на реке показалась лодка. Без вёсел и гребца она уверенно подплывала прямо к берегу, с которого бывший разбойник бросил в воду всё своё богатство.

– Кажется, ваше желание скоро исполнится, – с улыбкой сказал он. Обрадованные путешественники бросились обнимать и благодарить его. Если бы кто-нибудь увидел это, то ни за что бы не поверил, что недавние пленники прощаются со своим бывшим стражником. Наконец друзья сели в лодку и волшебная река понесла их к загаданной цели.

* * *

Долго лодка плыла по волшебной реке, но вот её прибило к заросшему кустами и камышом берегу. Друзья по очереди выбрались из судёнышка, и оно сразу отчалило, словно кто-то невидимый управлял им.

Все стояли на берегу в полной растерянности, потому что никакого замка поблизости не было. За спинами героев тихо плескалась река, а перед ними раскинулось огромное зыбкое болото, густо покрытое мохнатыми кочками.

И вдруг все одновременно услышали то, от чего радостно заколотились их сердца. Это же рожок Вальгарда! Та самая мелодия, которую он постоянно наигрывал, когда все избранные встретились на Перекрёстке миров!

Мелодия пела и звала. Она тянула их вперёд, через болото, но как перейти его?

– Кажется, я знаю, что делать! – воскликнул Хевин. – Я сплету болотоступы, на которых мы пройдём через топь. Только помогите мне набрать побольше веток и тростника.

Работа закипела. Алиса, Хила, Ойла и Сильвио собирали ветки и прочные стебли травы, а Хевин ловко переплетал их, чтобы получались лёгкие плоские подошвы, похожие на короткие лыжи, которые можно было привязать к ногам или лапам. Одна пара, вторая, третья, четвертая. Смотреть на работу Хевина – одно удовольствие! Через пару часов можно было пускаться в дорогу. Друзья встали на болотоступы и смело двинулись туда, куда звал их чудесный рожок. Вокруг то и дело надувались жуткие серые пузыри, болотная жижа чавкала по ногами, комары нещадно кусали всех, кроме Тика и Софии. Но рожок вёл избранных вперёд, и противиться его зову было невозможно.

К вечеру Сильвио, перелетавший с одного торчащего из болота тонкого и кривого ствола к другому, увидел вдалеке замок на каменной вершине. Эта новость воодушевила путников, а скоро они уже почувствовали под ногами твердую почву. Сняв болотоступы, команда избранных поспешила к замку. Алиса с Хевином по очереди несли кадушку с Тиком, Хила везла на спине малютку Софию, Ойла и Сильвио парили над ними в небе.

Вот и подножие горы. Грифон Фараон радостно встретил уставших героев. Значит, Афродита, Ливенгард, Чонг, Влад и сердитый старик уже здесь! Их дорожка тоже привела к замку! Скорее! Скорее!

– Кто это? – испуганно вскрикнула София, указывая на великана, поверженного в сражении.

– Не бойся, София, он уже явно никому не причинит зла, – сказал Тик, выглянув из своего бочонка.

Оставив позади долгий путь испытаний и приключений, избранные подошли к распахнутой настежь двери.

– А ведь это и есть последняя дверь, в которую мы входим перед встречей с драконом, – сказала Алиса, – в этом гадалка оказалась права!

За дверью оказалась крутая винтовая лестница, которая привела отважных героев в просторный каменный зал, где уже собрались остальные избранные.
ЧАСТЬ V

ПО ТРОПИНКЕ, ТЕРЯЮЩЕЙСЯ В ОВРАГЕ

В огромном зале было холодно и сумеречно, несмотря на высокие окна под сводами. На каменном полу лежал могучий Дракон, скованный тремя толстыми цепями.


«Цепь из лунного света была там одна,
Древним мастером скована крепко она.
Цепь вторая – из пепла сгоревшей звезды,
Были звенья её, словно камень, тверды.
Третья цепь из тумана, но крепче, чем сталь,
И навеки сковала дракону уста», –
словно в забытьи тихо проговорил Добронрав. Все уже знали, что каждое его слово было правдой.


Не сдержавшись, Афродита бросилась к Дракону и прижалась мокрым от слез лицом к его голове. Она шептала могучему хранителю миров слова утешения и горячо обещала ему скорое освобождение. Дракон вздохнул и наконец посмотрел на героев, казавшихся рядом с ним такими маленькими!

К цепям, сковавшим Дракона решительно подошел Уран. Хорошенько замахнувшись, он ударил волшебным клинком сначала одну цепь, потом вторую, третью. Всё было бесполезно. В ярости Уран пнул толстую цепь ногой и поморщился от боли.

Вместе с ним, словно ощутив боль друга, поморщился и Вальгард. Сам он попытался разрушить тёмное колдовство силой волшебной мелодии. Вальгард встал перед цепями и начал играть так, словно говорит с ними, однако, как он ни старался, ничего не происходило. Хотя, почему же ничего? Мелодию, которую наигрывал Вальгард, услышали избранные, ещё находившиеся на краю болота. Они сразу узнали звуки рожка и стали решать, как скорее перебраться через топь.

Пока остальные избранные думали, что может разрушить волшебные цепи, Чонг, до сих пор хранивший ото всех тайну своего посоха, стал стучать им об пол. Еще и ещё! На глазах у изумлённых товарищей десятки точных копий Чонга заполняли огромный зал. Разделившись на две группы, они схватились за первую цепь и стали тянуть в разные стороны, пытаясь разорвать. Чонгов было так много, что за звенья больше негде было ухватиться, но цепь не поддавалась. Тогда они взялись за вторую, потом третью. Близнецы сдирали в кровь руки, многие уже падали в изнеможении. Но все их старания были напрасны. Огорчённый Чонг поблагодарил каждого и стал постукивать об пол другим концом посоха. В зале снова остались только избранные, которые не могли прийти в себя от увиденного и потрясённо молчали.

И тут со стороны лестницы послышались звуки. Друзья повернулись на шум и увидели, что в зал входит невозмутимый Лань Цын, а вслед за ним Джихё, Эмили и Йоль с улыбающейся во весь рот Эри.

– А вот и мы! – крикнула Эри. – Ух ты! Дракон! Наконец-то мы тебя нашли! Мы тебя спасём! Спасём! – она побежала к цепям и стала трясти их своими детскими ручонками. Тяжёлые звенья слабо качнулись и замерли.

Избранные радостно приветствовали друг друга. Всем хотелось рассказать об удивительных приключениях, которые они пережили по пути сюда, но герои понимали, что дорога каждая минута, и стали по очереди предлагать способы разрушить тёмное колдовство.

Не теряя времни на разговоры, Лань Цин сосредоточился, восстановил дыхание и неожиданно для всех взмыл над цеппями. Мгновение – и он обрушился на них, производя в воздухе какие-то едва уловимые глазом движения. Техника Шести Совершенств должна была помочь ему разрушить злополучные цепи. Мощь удара была так велика, что воздушной волной всех разбросало в разные стороны, а на каменных стенах зала появились трещины. Один Лань Цин остался стоять возле цепей. Его длинные чёрные волосы и полы ханьфу красиво развевались, а лицо оставалось невозмутимым. Цепи не поддались.

Джихё, положив руки на холодные звенья, пыталась заглянуть в прошлое, чтобы получить хоть какую-нибудь подсказку, но вперые в жизни ей не удалось это сделать. И Эмили, умевшая говорить со всем, что создано природой, не могла узнать тайну трёх цепей, ведь они были рукотоворными.

Добронраву, у которого, видимо, от бесконечных испытаний и потрясений уже иссякли силы, стало плохо. Он тихо опустился на каменный пол и почему-то стал звать на помощь Влада. Когда Влад склонился над стариком, тот прошептал еле слышно:

– Сила в знании, – и впал в забытьё.

Никто не смог найти объяснение этим словам. Девушки подложили под голову прорицателя свёрнутую курточку Эмили и прикрыли его теплой накидкой Джихё, чтобы старик хоть немного отдохнул.

– Надеюсь, про нас никто не забыл! – со стороны входа в зал послышался тоненький голосок фарфоровой Софии. Верхом на синей волчице она появилась перед избранными, стоящими вокруг закованного в цепи Дракона. За Хилой в зал впорхнули орёл Сильвио и сова Ойла, вошли довольный Хевин с бочонком, из которого выглядывало какое-то странное существо, и Алиса с Кедом под мышкой.

– Конечно, не забыли! Разве забудешь такую компанию! – заулыбались остальные герои, приветствуя уставших путников.

– А кого это вы принесли? – спросила любопытеая Эри, указывая на бочонок с водой.

– Привет! Я Тик, такой же избранный, как и вы все! – ответил высунувшийся из кадушки водяной дракончик. – Это Хевин придумал, как взять меня в путешествие.

Все с уважением посмотрели на маленького человечка.

Не дожидаясь окончания приветствий, Хила бросилась на цепи. Она царапала их когтями мощных лап, кусала, едва не обламывая свои острые и крепкие зубы, но ни на одной из цепей не появилось даже небольшой царапины.

София, Кед и Хевин тоже не могли стоять безучастно. Они решили, что, если цепь невозможно разорвать силой, надо попытаться разрушить её с помощью огня. Кед вытащил свой шнурок, а София развязала нарядный бантик на косичке. Из перекрученных шнурка и ленточки получилась довольно прочная веревка, которую Хевин продел в звено цепи и начал тереть. Он трудился долго и старательно, но ничего не получалось.

– Что это вы делаете? – спросил Влад, отрвавшись от своих расчётов, и друзья поделились с ним своими соображениями. – Мне жаль, что из такой интересной затеи ничего не выйдет. Добронрав сказал нам, что эти цепи сделаны из тумана, который нельзя поджечь, света Луны, которому не страшен огонь и пепла сгоревшей звезды. А пепел, как известно, не может воспламениться.

Хевин, София и Кед грустно вздохнули, и посмотрели на Влада, который будто застыл рядом с ними с видом ученика, вспоминающего выученный дома урок. Его губы беззвучно шевелились.

– Послушайте! – вдруг громко обратился он ко всем, вернувшись к действительности. – Добронрав сказал нам, что одна из цепей сделана из лунного света. А что такое лунный свет?

– Что? – в один голос спросили сразу несколько путешественников.

– Сама Луна не светит, – уверенно сказала Эмили.

– Но отражает свет Солнца, – подхватил Ливенгард, пытаясь уловить ход мыслей Влада.

– Правильно! – продолжал Влад всё быстрее. – А другая цепь выкована из тумана. А что такое туман?

– Туман – это скопление мельчайших частичек воды! – увлекаясь идеей, с жаром ответил профессор.

– Под солнечным светом вода испаряется! Давайте поробуем использовать силу одной волшебной цепи против другой. Осталось только найти среди цепей эти две. Вариантов всего три!

Лань Цин и Уран стали ворчать тяжёлые цепи, накладывая их друг на друга. Первая попытка – ожидание – никакого результата. Воины поменяли верхнюю цепь на другую. Все с надеждой смотрели на волшебные звенья, но с ними ничего не происходило. Что ж, осталась ещё одна попытка. Немного отодвинув нижнюю цепь, Лань Цин и Уран водрузили часть третьей цепи на вторую. Снова тягостное ожидание.

– Смотрите... Смотрите... Они тают... – прошептала заворожённая удивительным зрелищем Джихё.

Теперь и другие избанные увидели, что тяжёлые и прочные, словно камень, цепи, которые с трудом можно было сдвинуть с места, постепенно становятся прозрачными и медленно растворяются в воздухе.

– Не может быть! Так просто? – медленно произнёс Влад, который сам не мог поверить в то, что его план сработал.

– Ну почему же просто? – воскликнул довольный Ливенгард. Здесь понадобились знания, которыми обладает не каждый! Вот о чём говорил Добронрав!

Не подумайте, профессор никого не хотел задеть и тем более обидеть, но некоторые герои потупились и твёрдо решили, вернувшись домой, засесть за учебники.
А огромный Дракон впервые за сто лет шумно вздохнул полной грудью. Он изо всех сил дёрнулся и попытался взмахнуть крыльями, но последняя волшебная цепь крепко держала его, не давая взлететь.

И тут все герои поняли, что вместо радости от того, что освобождение Хранителя миров так близко, они чувствуют странную тревогу и холод. На каменный пол упал тень. Все подняли головы. Прямо над ними под высокими сводами зала парила огромная чёрная птица, напоминающая ворона. Сильвио и Ойла казались по сравнению с ней крошечными беспомощными птенцами. Ворон описывал над головами избранных круги, и в воздухе за ним оставался густой чёрный след. В замке с каждой секундой становилось всё темнее и холоднее.

– Это злой волшебник почувствовал, что мы можем разрушить его чары. Он появился здесь, чтобы расправиться с нами, – шёпотом сказал Хевин.

На пол со стуком упала и покатилась блестящая синяя капля: кристаллик прожёг дырочку и выпал из кармана Эри. Девочка с удивлением проводила его взглядом.
Йоль молча снял с шеи змею, повесил её на плечико своей маленькой подруги и, не дав никому опомниться, стрелой взмыл вверх. Он буквально врезался в чёрную птицу. Мягкие белые перья стали острыми и твёрдыми, словно клинки. «Ещё одно редкое мгновение моей жизни, когда я рад, что родился в царской семье», – успел подумать Йоль. Стальное перо Йоля вонзилось в плоть врага, и ядовитая чёрная кровь брызнула на него, шипя и прожигая крылья. Над головами застывших друзей в полном безмолвии шла битва не на жизнь, а на смерть. Высоко в воздухе в страшной схватке переплелись тёмная и светлая крылатые фигуры, окутанные зловещим чёрным облаком. Вдруг яркая вспышка ослепила всех, заставив прикрыть глаза руками. Опомнившись через несколько мгновений, герои увидели, что солнечные лучи пронизывают всё пространство огромного зала, от тьмы не осталось и следа, а сверху, медленно кружась в воздухе, к ним падает лёгкое белое пёрышко, разливающее вокруг мягкий волшебный свет.

И тут раздался крик. Визг, вопли и рыдания сотрясли стены зала и помножились, эхом оттолкнувшись от них. Маленькая Эри билась на каменном полу. Никто не смог бы утешить её в эту минуту. Никто и не пытался, ведь все знали, как тяжело было у неё на сердце.

А пёрышко упало прямо на цепь, сковывающую Дракона, и как только коснулось её, на каждом из звеньев проявилась надпись, и все избранные прочитали свои имена. Тогда каждый, включая Эри, которая всё ещё с трудом стояла на ногах, взялся за звено, на котором появилось его имя. Друзья, прошедшие вместе столько испытаний, посмотрели друг на друга и, повинуясь общему порыву, с криком «Лети!» дёрнули звенья в разные стороны. Цепь со звоном рассыпалась, Дракон распахнул огромные крылья, блеснул на солнце золотой чешуёй и, легко разбив высокое стрельчатое окно, взмыл в небо.

И уже пролетает над миром дракон,
Из неволи героями освобождён.
И летит он, отдать своё сердце готов,
Оживляя спасённые ветви миров.

ЧАСТЬ VI

ВОЛШЕБНЫЕ ЦЕПИ

Лань Цин

Добравшись до конца туннеля, Лань Цын достал из своей увесистой сумки ту самую книгу и, сжав её в руках, открыл дверь библиотеки. Там его уже ждал Джоу Джису в праздничном облачении, и Лань Цын с удивлением обнаружил, что он и сам оказался в таких же алых одеждах. Мастер и ученик обнялись на радостях, а затем отправились в храм, где прошли обряд братства: принесли жертвы, совершили поклоны, обменялись клятвами и свитками, которые потом сожгли с благовониями. Весь вечер Лань Цын рассказывал своему наставнику, а теперь и брату, об удивительном путешествии, которое он совершил и об отважных друзьях, которых обрёл. Вскоре Джоу Джису и Лань Цын отправились в путешествие. Они много всего повидали, а когда вернулись в своё поместье, стали вместе воспитывать учеников.

Эри

Эри очутилась в своём мире так же внезапно, как когда-то исчезла из него. Она открыла глаза и снова увидела длинные ряды библиотечных стеллажей и лежащую на полу открытую книгу. Только на этот раз напротив неё стоял незнакомый юноша. Он был высок и худощав. В его красиво уложенных синих волосах выделялись совершенно белые пряди. Один глаз у него был синим, как море, а второй – полностью белым, будто незрячим. В ушах блестели серьги из точно таких же синих кристаллов, какой был у Эри. Одет незнакомец был во всё черное: плотную, красиво расшитую рубашку с погонами, от которых тянулись нити мелких драгоценных камней, брюки с широким поясом, подчёркивающим узкую талию, и изящные чёрные туфли. Самым же поразительным было то, что за его спиной трепетали большие ангельские крылья. Юноша удивлённо огляделся и остановил взгляд на девочке. Будто не веря своим глазам, он тихо произнёс:

– Эри?..

Дыхание перехватило, едва она услышала знакомый голос. С криком «Йоль!» Эри бросилась на шею юноше, и из её глаз хлынули слезы...


Вальгард

После возвращения Вальгарда в мир бескрайних пастбищ, жизнь там потекла, как в лучшие времена: пастухи снова стали высокими, сильными и веселыми, овцы – тучными и послушными, а густая сочная трава и полевые цветы покрыли поля и луга. Дойдя до восьмого луга, Вальгард подошёл к дубу, который рос в самом центре, прислонился к стволу и вдруг исчез, словно и не бывало. Вскоре на ветку дуба села птица и запела весёлую песню. В ней пелось о том, как Дракон вновь облетает свои миры и приносит в них свет и радость.

Хевин

Вернувшегося домой Хевина сначала никто не встретил, но у него ни на секунду не возникло мысли о том, что всё было зря. Он мечтал поскорее навести порядок в доме и прополоть грядки в огороде, ведь только тогда можно будет почувствовать, что жизнь вошла в своё русло.

Что? Вы правда поверили, что грибляне пропустили такие события, как спасение мира и возвращение своего героя? Конечно, нет! Как только Хевин переступил порог своего дома, его встретили песнями, плясками и кастрюлькой его любимого грибного супа, которая аппетитно дымилась в руках улыбавшегося во весь рот Ди.

Тик

После того как Тик вернулся в свой родной мир-водоём, его сделали правителем, ведь все аксолотли помнили, как он помог изгнать чёрных рыб, и знали, что он был избран для спасения Дракона. Вечером к нему вновь явился Ласкальт и сказал:

– Я знал, что ты справишься!

– Спасибо, праотец, что верил в меня, – сказал Тик.

– Теперь у тебя и твоих подданных всё будет хорошо. Прощай! – сказал Ласкальт и снова исчез так быстро, что Тик ничего не успел ответить.

Ласкальт больше никогда не являлся, но в мире аксолотлей, действительно, всё с тех пор было хорошо. Он процветал, и Дракон, как прежде, охранял его и навещал каждые сто лет.

София

Вернувшись в свой фарфоровый городок, София увидела, что все шкатулки и подсвечники аккуратно заклеены и подкрашены. На радостях она сразу побежала к своему домику, но он был до сих пор расколот. София очень расстроилась: «Где же теперь искать маму?» Решив сначала пройтись по соседям и расспросить их, она повернулась и вдруг увидела, что потихоньку за её спиной собрались все жители городка. София даже вздрогнула от неожиданности! Заиграла музыка, мэр произнёс речь, все благодарили смелую девочку и ... подарили ей новый дом-шкатулку, гораздо больше и красивее прежнего. София в ответ тоже произносила слова благодарности, но все заметили, что она не выглядит счастливой. Тут девочка увидела маму с Тишкой и через толпу бросилась к ним! Мама долго не могла выпустить любимую дочку из объятий, а Тишка прыгал вокруг и визжал от восторга. Не дожидаясь окончания торжественной церемонии, они пошли в свой новый дом.

Джихё

Уже подходя к городским воротам, Джихё заметила, что её любимая яблоня, плоды которой ещё совсем недавно падали на землю, покрытые тёмными пятнами, теперь усыпана блестящими красными яблоками. А когда девушка вошла в город, она просто ахнула от восторга: играла музыка, били фонтаны, всё вокруг цвело и радовало глаз. Джихё подошла к своему дому и увидела толпу встречающих с пирогами, спелыми плодами и множеством других угощений в руках. Все поздравляли её и радовались тому, что она спасла мир и вернулась невредимой. Праздник продолжался, пока не стемнело. Когда все разошлись, Джихё, едва державшаяся на ногах от усталости, поспешила домой, а там упала на мягкую кровать и мгновенно уснула.

– Мяу...мяу...мяу...

Утром она проснулась от громкого мяуканья.

Уран

После того как Уран вернулся в свой мир, луна, наконец, уступила место солнцу. Снег, покрывавший землю долгие годы, растаял. Все войны прекратились, и никто даже не мог вспомнить, из-за чего они когда-то начались. Небо над головами мирных жителей снова стало синим, и в нем появился долгожданный силуэт огромного летящего Дракона.


Ливенгард

Время, данное Ливенгарду королевой заканчивалось, и пора было дать ей отчёт. В водах реки у Перекрёстка миров профессора уже дано ждал красавец корабль. Профессор взошёл на капитанский мостик.

– Полный вперёд, братцы! – скомандовал он знакомой команде. Корабль пустился в обратный путь. Ни прекрасные виды, ни ветер, развевающий его волосы, не могли отвлечь Ливена от воспоминаний об удивительных приключениях, которые ему суждено было пережить. Радость переполняла его сердце: Дракон спасён, все миры в безопасности, королева будет довольна, а его наверняка ждёт заслуженная награда. Но к радости примешивалась грусть от расставания с каждым, кто стал для него настоящим другом.

– Земля! – крик юного матроса вернул Ливена к действительности.


Уже с корабля можно было заметить праздничное убранство города: пестрели цветы, трепетали флаги, горели разноцветные фонари всевозможных форм и размеров. Ливен улыбнулся от приятного удивления: его задание было секретным, и не он не ожидал такого приёма. Корабль причалил, и, едва ступив на землю, Ливен оказался в объятиях друзей и близких, которые чуть не задушили его от радости. И тут к Ливенгарду подошла сама королева!

– Ваше величество! – поклонился Ливен.

– Рада вновь видеть Вас, профессор. Если бы не Ваш ум, решительность и самоотверженность, мы все пропали бы. Как я могу отблагодарить Вас?

– Ну что Вы! – воскликнул Ливенгард, положив руку на сердце. – Это я благодарю Вас: мой отпуск ещё никогда не бывал таким удивительным и плодотворным!

– Что ж, – улыбнулась королева, – тогда я сама решу, как Вас наградить. А пока отдыхайте и наслаждайтесь праздником.

Ливен вновь низко поклонился и пошёл любоваться салютом в честь Праздника возвращения Дракона, который отныне стал ежегодным.


Эмили

Дракон спасён, и Эмили вот-вот будет дома! Как только она зашла в свой город, то увидела, что все жители собрались на центральной площади возле статуи Дракона. Девушке стало любопытно, и она поспешила к толпе. Вдруг кто-то из горожан обернулся и, сразу изменившись в лице, закричал: «Это она! Это Эмили! Эмили здесь!» Тут же на растерявшуюся от неожиданности девушку бросились с радостными криками и объятиями знакомые и незнакомые люди. Они приветствовали, благодарили, восхищаясь её смелостью и волшебными способностями. Оказалось, что новость о спасении Дракона долетела до городка быстрее, чем добралась сюда Эмили. Каждый мечтал увидеть её и сказать хоть несколько добрых слов. Уже на следующий день девушка вернулась в университет, где её тоже встретили радостными авациями. Неудивительно, что теперь у Эмили стало ещё больше друзей и поклонников.

Кед

Кед топал по направлению к своему городу, напевая любимые песни, к сожалению, уже без плеера, не пережившего, в отличие от своего хозяина, всех испытаний. По пути он рассматривал похорошевший мир, в котором снова можно было услышать лёгкий стук каблучков и хохот маленьких ботиночек. Вот и город с новенькими картонными домами и чистыми дорожками. Кед до сих пор не осознавал, что спас целый мир! Он просто шёл и думал, что наконец-то отоспится в своей уютной коробке и сможет досмотреть любимый сериал. Но оказалось, что его ждут: была устроена торжественная встреча, на которой Кед чувствовал себя просто ужасно. У него пытались взять интервью, которое, разумеется, не состоялось, и вообще уделяли слишком много внимания. Кед мечтал только о том, чтобы это всё скорее закончилось, но тут навстречу ему бросился Оксфорд! Под прицелом камер и фотоаппаратов он начал нахваливать героя и предлагать ему деньги, славу и сытую жизнь в лучшем районе города. Но Кед сказал, что в награду за подвиги желал бы получить лишь новый плеер. Ведущий и зрители посмеялись такой шутке, но плеер и наушники тут же были вручены спасителю мира обуви. К удивлению всех присутствующих, когда Оксфорд стал предлагать Кеду провести праздник Дракона, тот демонстративно надел наушники, включил музыку, усмехнулся и не оглядываясь пошёл к дому. Оксфорд остался стоять с открытым ртом. Наверное, он так и не понял, что деньги и слава – это не для каждого самое главное в жизни.

Сильвио

Сильвио вернулся в родные горы, но не увидел вокруг ни одной живой души и очень встревожился. Он полетел во дворец, а когда открыл дверь в главный зал, то все жители царства, собравшиеся здесь, захлопали крыльями и клювами в знак приветствия и большой радости по случаю его возвращения. Каждый спешил отблагодарить героя за спасение и подарить ему какой-нибудь подарок. А потом Сильвио объявили новым царём орлов. Он жил очень долго и был достойным наследником своего отца.












Хила

Вернувшись домой, Хила увидела, что солнце светит очень ярко, всё вокруг расцвело, птицы щебечут весело и звонко. Она твёрдо решила, что никому не будет рассказывать о своих приключениях, как велел вожак. Но оказалось, что её сородичи уже всё знают, и ждут Хилу, чтобы встретить как героя. Разноцветные волки снова стали добрыми. Они радовались, танцевали и совсем перестали ссориться. С тех пор Хила живёт не в мире одиночества и сражений, а в мире дружбы и счастья!

Алиса

Алиса огляделась и увидела, что оказалась в Запретном лесу. Теперь он был полон жизни и благоухал. С ветки над головой вспорхнула птица, из-под куста выскочил зайчонок, рядом послышались шаги. Раньше лес был закрыт, а теперь через него снова ходят люди – сердце Алисы радостно забилось! Вскоре ей рассказали, что на всех гранях распустились цветы, что мир и спокойствие вернулись в каждый дом. «Мы справились!» – уже в который раз подумала Алиса и с благодарностью вспомнила всех своих друзей..

Ойла

Простившись на Перекрёстке, все избранные вернулись в свои миры. Только Ойла попросила у Софии пустую фарфоровую сумочку, похожую на напёрсток, и снова полетела к Реке Желаний. Она очень просила о помощи, и надеялась, что волшебная река выполнит её просьбу. Только после этого Ойла отправилась в свой мир. Вернувшись в родной лес, совиная принцесса поспешила к царскому дубу, но увидела, что его охраняют. Ойла схватила лапами камень, поднялась над дубом и разжала когти. Камень полетел вниз, с треском ломая мелкие ветки. Стажники бросились на звук, а cова быстро влетела в знакомое с детства дупло. Она мигом очутилась в нижнем зале у самых корней дуба и отодвинула тяжёлую щеколду, закрывающую дверь.

– Ойла, совушка моя! – взволнованно прошептал измождённый Гуфо.

– Папа! Я пришла спасти тебя. Нужно срочно выбираться отсюда!

Ойла развязала отца и, поддерживая его, стала двигаться к выходу из дворца. Но не тут-то было! Путь им преградила вернувшаяся домой Муйя. Её огромные янтарные глаза пылали ненавистью. Ойла быстро сняла с шеи крошечную фарфоровую сумочку и брызнула на мать водой из Реки Желаний. Муйя оторопела. Она не могла понять, что происходит, ведь, вмиг исцелившись от бешенства, напрочь забыла про все свои злодейства.

– Ойла, доченька! Где же ты пропадала так долго? Гуфо, дорогой, что с тобой стряслось? – кинулась Муйя к дочери и мужу.

– Ойла, как ты сделала это? – потрясённо спросил Гуфо.

– Это долгая история, – улыбнулась принцесса, обнимая своих родителей. – Я обязательно расскажу вам её за праздничным ужином.

А совсем скоро над лесом пролетел Дракон – мир и порядок вернулись в царство сов.

Влад

Когда Влад возвратился домой, оказалось, что бабушка уже заявила в полицию о его исчезновении. Первым делом он избавился ото всего, что было свидетельством его путешествия по волшебной стране, так как хотел бы дальше жить обычной жизнью и понимал, что ему всё равно никто не поверит. Бабушка, отругав как следует непутёвого внука, забрала из полиции заявление, а когда Влад вернулся в школу, он и там получил взбучку за прогулы и за враньё, ведь на вопрос учителя о том, почему он пропустил столько занятий, Влад ответил, что спасал мир.

Чонг

Подходя к границе своего мира, Чонг ощутил лёгкое покалывание. Он приподнял рукав и увидел, что рисунок на его плече начал тускнеть. Подняв глаза, юноша увидел пролетающего над его головой Дракона, ощутил на себе его благодарный взгляд и улыбнулся.

Афродита

Простившись с друзьями, Афродита села на Фараона и полетела домой. Едва она перелетела живую ограду своего царства, как почувствовала аромат свежих цветов и травы. А вот и огромное дерево с дуплом, закрытым дверью из цветов шиповника. Теперь она снова будет день и ночь открыта для всех, кому нужны помощь и совет. Афродиту и грифона восторженно встретили жители царства, а вечером был устроен пир. Несколько дней все праздновали спасение и радовались возвращению любимой царицы.

Добронрав

Ну вот приключенью приходит конец,
В своё поселенье вернулся мудрец.
Но было уж всё по-другому:
Подходит он к каждому дому
И видит, что грусти тут нет и следа,
Мир полон достатка, веселья, добра.
Не помнят здесь бед и страданий,
Не знают, что тьму испытаний
Изведал седой долгожитель,
Что они-то и есть их спаситель.
Старик-прорицатель вернулся домой
И ветхую дверь затворил за собой...
ЭПИЛОГ
Лань Цин
Эри
Вальгард
Хевин
Тик
София
Джихё
Уран
Ливенгард
Эмили
Кед
Сильвио
Хила
Алиса
Ойла
Чонг
Афродита
Добронрав
Влад